+7 (499) 409-409-0
?Катамаран XENIA
Алексей Панасенко » 31.01.06 - Первый чартер в Таиланде.
  • Путешествие на яхте «Paraggia» в акватории «Siam Bay, Asia, Gulf of Thailand» (28 января 2006 — 4 февраля 2006)

    30-31.01
    Переход от ко самета начался вопреки моим ожиданиям по инициативе ребят, выразивших пожелание идти дальше. В полночь мы вернулись с берега после огненного шоу и отличного ужина. Я долго изучал карты, прокладывая маршрут, так что бы половче проскочить камни, которые лежат недалеко от номинального курса в 4-5 часах ходу от самета. Вконце концов придумав гарантированный способ с небольшой потерей расстояния я дал команду к старту. Вниз ушли только Лена и Наташа, остальные еще долго скрашиваля мое одиночество разговорами и забавными историями. Как и положено, ветер отключили (около 11 вечера). Дизель пел колыбельные экипажу и гостям яхты, а я ошарашенно глядел на иллюминацию вокруг. Такого не увидишь в греции. Расцветка своей лодки – дело добровольное в тайланде. Ни яркость, ни цвет огней не дают информации ни о направлении движения ни о размере лодки! Следить надо за всеми огнями сразу. Одновременно я изучаю звездное небо. Всякий раз южная половина была спрятана от меня то заревом ночного города то горами. Я наконец то узнал наверняка Южный крест. В середине его звездного контура мерцала россыпью мельчайших брилиантов крестообразная туманность, рукоятью он указывал за темный горизонт, где покоилась изношенный подшипник поддерживающий южный конец оси нашей планеты.
    С севера из опрокинутого ковшик большой медведицы в теплую воду индийского океана струилось звездное молоко смешивающееся со светящимся следом за кормой. Орион зацепился бляшкой своего пояса за топ мачты и раскачивался там задумчиво глядя вниз.
    С рассветом, Лена сменила меня на вахте. Автопилот работал устойчиво, я наказал ей следить за морем и будить в случае малейших сомнений, а сам вытянулся на диване кают компании. Очень скоро Лена окликнула меня. Впереди по курсу маячили два рыболовных судна. Вполне возможно что они совершают парное траление.
    Понаблюдав за ними и убедившись, что они неподвижны – решаю обойти их справа. Когда нас разделяло около полмили расстояния – суда стали набирать ход и наша яхта оказалась между двух тральшиков. Повернув на 90 градусов, мы только только выскочили метрах в ста перед носом одного из тральшиков. Я отчетливо видел волну, на форштевне, пенный след трала и пустую палубу. Не знаю, видел ли нас капитан трала. Такое ощущение что эти механические взбунтововшиеся роботы подготовили нам западню, из коей нам чудом удалось выбраться. Подобная ситуация была с нами и в Бискайском заливе. Самое жуткое, это отсутствие людей на палубе. Обычно на рыбачьих судах много людей, которые приветливо машут руками и улыбаются. Парные тралы – похожи на зомби.
    Поглядывая вслед удаляющимся монстрам, я останавливаю яхту. Утренннее купание!
    Акул нет, всех вытралили подначиваю я Диму, насмотревшегося жутиковатых передач про этих грозных тварей. По мне – тральшики куда реальнее акул! К тому же в патайе я столько раз видел как люди едят акул. И не разу не видел обратного.
    31.01
    Третий день чартера. Отдых только начался после безумной охоты на белого кита моби. Мы опередили график предложеныый Тимом на 2 дня и проведя вторую ночь в море в полдень уже купались на островах Ко Йуак, Пли и Ман Нок рядышком с Ко Чангом. Я положил яхту в дрейф – дно каменистое о якоре и думать забудь, и отправил Лену с ребятами к неоткрытым землям, с другой стороны которой уже густо тусовались дайверские и прогулочные лодочки. Отвесный берег с лианами и кустарниками, на вершине огромные деревья. Цвет воды бутылочного изумрудного стекла и большие стаи рыб за кормой судя по цветной окраске- пэротс. Двигатель не глушу, вспоминая нашего капризного и все-таки любимого «Станислава» берег мягко покачивается всего в 20- 30 метрах.На тенте сидит здоровый бражник мертвая голова.
    Болтаться возле этой изумрудной зелени тревожно я время от времени отхожу подальше, но яхту потихоньку сносит обратно. Затем я обхожу острова вокруг, различая на берегу счастливые лица (скорее головы или даже кончики трубок торчащие из воды). Обойдя вокруг островов я встречаю наш тузик полный веселых и довольных и слегка подгоревших на солнце (о чем они догадаются завтра). Мы напавляемся к пляжу где я планирую встать на ночевку. Мы еще не отдали якорь, а столько событий! Бабочка почуствовала берег и зашевелилась, перебравшись с тента на Маринину попу а с попы –на ладошку Лены. Из воды выпрыгивают стаи летучих рыб. Изумрудная вода и песок манят. Анкор! Яхта пятится задом к пляже и замирает на 5-метровой отметке. Дима освоившись на тузике ловко отчаливает забрав пассажиров, а я плыву к берегу с открытой баночкой пива в руке, время от времени делая глоток то холодного напитка то теплой соленой воды. На пляже огромный рыжий пес с хохолком по позвоночнику как у риджбека согласился покараулить нашу лодочку. Из кафе доносится приличный рок. Вначале я даже подумал что живой. Людей гораздо меньше чем на самете.
    Из недостатков, бросающихся в глаза можно отметить кучи мусора сваленные по всему острову, и высокие цены (или алчность местных продавцов) Ананас оказался вдвое меньше чем в патайе но зато в двое дороже. Продавала этот ананас бабушка – сестра пчелиной бабушки. При попытке разменять тысячу местный меняла потребовал 20 бат за услугу. В глубь острова мы не пошли так как почти все оказались без обуви и вернулись на пляж. Пока Дима и Юра осваивали бильярд стоящий на заднем дворике пляжного ресторанчика, на меня навалилась усталость бессонной ночи – я отрубился на куче матрасов в углу подсобки. Лена и Марина фотографировали закат и нашу яхточку, уютно покачивающуюся на длинной покатой волне.Вскоре все изъявили желание отправиться домой (то есть на яхту), где я очень быстро и окончательно вырубился.
    Я не слышал дождя прошедшего ночью. Проснувшись в 6 утра я снялся с якоря и перешел в другую бухту, что бы подарить всем великолепное ощущение пробуждения в другом мире. Пока я плавал на тузике за морской пищей в рыбачью деревушку, Лена обнаружила воду, плескающуюся под сланями и уже выбирающуюся наружу. Такого что бы вода выбиралась из под сланей не случалось даже на «Станиславе», ЧП! Пассажиры ничего плохого не подозревают и заняты утренними делами – умываются , любуются сменившимся пейзажем, пьют чай, пока я тревожно прислушиваюсь к шуму помпы стараясь понять на слух работает ли она? Вокруг яхты расплывается мутная пленка масла и грязи подсланевой воды. Утреннее купание отменяется! Покрайней мере в этой бухте. Ручная помпа оказывается намного эффективнее электрической, но к несчастью она ломается через несколько качков. Далее все идет своим чередом – мы с Юрой чиним помпу, лена варит кркеветок, привезенных мной с рыбачьего баркаса. У нас все получается и через полчаса мы отходим в следующую бухту Салак Пхет, где по словам Тима нас ожидает отличный сервис и вода с горючим – указатель топлива колышется на нуле после ночного перехода с Самета. Вторжение воды списывается на полтергейтса и малый объем подсланевого пространства. Червячок сомнения гложет меня – может мы встали килем на песок во время ночного отлива, а я все проспал и вот теперь в корпусе открылись какие то скрытые старые раны…. Ребята дружно опровергают мои опасения. Но факт остается фактом – в трюме оказалась вода и она снова выходит ис под сланей всего через полчаса после того как я насухо осушил трюм!
    Швартовка проходит коряво – причал выглядит дико изза торчащих из воды пальмовых стволов, я еще под впечатлением второго пришествия воды. Тем не менее нас встречают и привязывают. Испугавшие меня поначалу пальмовые стволы – оказываются мягкими и надежными сваями, которые к тому же укутывают ковриками из пористого материала.
    Супчик из креветок получился вкуснее обычного несмотря на отсутствие многих греческих компонентов. После завтрака я прошу Лену забрать всех с лодки и прогулять по берегу что бы освободить место для работы. Хозяин причала – Питер показывает нам фасилити включающие уютную душевую и интернет кафе. Из окна душевой можно наблюдать за крупными рыбами игла в лазурной воде.Система канализации проста до минимума и вода уходит сразу под пол строения стоящего на сваях. Диму тревожит экологический вопрос, как сказывается шелочная среда мыльной пены на здоровье подрастающих мальков. Я не стал ему живописать какой эсид мы дважды выкачали за борт минувшим утром. Мыло быстро перевариться местной микрофлорой, способной справиться и не с таким! В интернет кафе на новеньких мониторах тема из мультика Немо, продолжающаяся лазурью залива за окном и кокосовыми пальмами, покачивающимися на ветру. Кондиционированная прохлада делает эти видения еще более нереальными.
    Наконец, Лена увлекает ребят на экскурсию вглубь острова, а Питер собственноручно лезет в тесный моторный отсек. Неисправность находится легко. Стальной манжет прижимающийся к резиновому сальнику на гребном валу отошел, потеряв крепежные винты. В итоге мы имеем дебет около десяти-двадцати ведер соленой водички в час.
    Скоро неисправность устранена и я насухо протерев моторный отсек, с удовлетворением отмечаю, что вода действительно перестала поступать. В ожидании возвращения ребят с экскурсии я включаю компьютер что бы набросать впечатления прошедшего дня.
    День действительно стремительно летит к закату. Мы можем добраться лишь до ближайшей бухточки соседнего островка, что бы в темноте бросить якорь. Что мы и делаем, все дружно отдают предпочтение неведомому берегу перед удобным причалом с интернет кафе и вкусным ресторанчиком.
    Навигация в местных водах действительно интересна и не особенно сложна. Нечастые камни легко обходятся по изобарам. Штатный GPS очень неудобен – нужно спускаться к столу чтобы посмотреть позицию. К тому же он частенько теряет сигнал спутников. Так что у меня появляется прекрасная возможность попрактиковаться еще раз в знаниях полученных в Сауфтэмтоне.
    Шоу огня начатое на острове обезъян продолжается!
    Лена колдует над газовой горелкой, на небе горят звезды, за кормой светящийся след, в свете которого можно прочитать регистрационные надписи на транце. Я аккуратно прощупываю дно уединенной бухты и убедившись в надежном спокойном рельефе опускаю якорь в темную воду. Ветер как положено выключили до десяти утра и по идее, что бы удержать застывшую яхту на месте, достаточно одной цепи.
    Ужин оказывается не только вкусным, но и красивым – Лена мастерски сервирует блюда украшая картофель и жаренную курицу – резанными овощами и листьями зелени. Фонарики прицепляются к тенту. Дима колдует над коктейлем – терпеливо вливая содержимое местных бутылочек в отверстия кокосов. Коктейль идет по кругу, самые слабые отваливаются от которого со второго захода! Ленивая дрема начинает завладевать всеми. Мы с Леной затеваем ночное купание в светящейся воде. Вскоре все без исключения присоединяются к нам. Ненужные купальники висят на леерах, музыка мягко выливается из кокпита соединяясь с пением ночных птиц и цикад. Страх акул улетучивается при виде танцующихъ в воде светящихся тел. Сверху на наше огненное шоу взирает единственный зритель- Орион. Он печально вздыхает и море медленно поднимается и опускается в такт его дыханию.
    Освеженные и разгоряченные ночным купанием мы еще долго сидим за чаем, болтая и слушая насыщенную ночную тишину.
    1.02.
    По доброй традиции я просыпаюсь перед рассветом. Юра и марина – спят уютно устроившись в кокпите. Я разглядываю живописный берег, который вчера был скрыт упавшей темнотой южной ночи. Мы одни в этой бухте, несмотря на комплекс построек на берегу. Небольшой пляжик с белоснежным коралловым песком, кокосовые пальмы. Перешеек 20 метров ширины отделяет нашу бухту от противоположной с видом на южную оконечность Ко Чанга. С другой стороны бухты у крутого заросшего берега живописно догнивают останки пиратских судов времен Стивенсона. Я спускаюсь в тузик и объезжаю бухту, причалив к останкам деревянных кораблей. Через ребра – шпангоуты проросли водросли, в трюме гуляют цветные рыбки. Доски надводных надстроек поскрипывают на волне. От тишины корабельного кладбища веет романтикой детства.
    Возвращаюсь на яхту что бы повторить утреннюю экскурсию для проснувшихся Юры и Марины. Поднявшееся солнце делает возможным фотографии этих развалин.
    После купания я вывожу яхту из бухточки. Наташа как может мешает мне в этом занятии.
    С невинным видом она вешает полотенце на рубку, закрыв мне показания эхолота и начинает эротическое шоу с переодеванием купальника. Я делаю ей отчаянные жесты с робкой просьбой улучшить обзор, - при этом я имею ввиду показания прибора и пространство по ходу яхты а не то что логично было бы подумать в подобной ситуации!
    Накануне при отходе от пирса, изобретательная Наташа развлекла нас тем что проходя в кокпите одновременно зацепила ручку газа и включила автопилот. Пока я выбирал кормовой – яхта устремилась к пирсу набирая обороты. Вопли с бака вовремя привлекли мое внимание. Конечно это издержки малого размера яхты. На любимом Оушен Старе пространство кокпита удобно разбито на рабочую и жилую зоны. Мне остается только подшучивать на эту тему – ничего серьезного не произошло!
    Завтра нам нужно отправить Диму и Наташу в Бангкок. У нас всего один день что бы насладиться этой волшебной територией с огромным количеством островков, по какому то стечению обстоятельств все еще не охваченных яътенной индустрией. Мы здесь одни на яхте. Позже Тим признается мне что мы первые сгонявшие до архипелага за неделю!
    Всего один день мы не дотягиваем до Ко Кута. Мы берем курс на Ко Мак.
    Как я уже говорил, море вокруг усыпано бесчетным количеством островов. Глаза разбегаются от этого богатства. Для купания мы облюбовываем уютный островок с песчаным пляжиком в глубине бухты. Якорь бросить не удается – кругом кораллы – зато мы находим буй к которому славно цепляемся. Вместо багра для подъема буя у нас Дима, который ныряет с носа и продев швартовый в петлю, отдает его Лене. Обратно он выскакивает ухватившись за носовой реллинг. Я глушу двигатель и мы отправляемся в сноркеллинговую экскурсию. Конечно это не Сурин! Кораллов немного, вода мутновата. Но с другой стороны это и не излюбленная яхтенная тусовка Пхукета, где цвет воды мало отличается от обского моря и при этом не в лучшую сторону. Рыб полно. Дима обнаруживает каракатицу, которую я сперва принимаю за омара. Ближе г берегу за линией кораллов я обнаруживаю странную рыбину, напоминающую крупного бычка. Она неторопливо следует передо мной. Подоспевший Дима уже вооружился бамбуковым копьем, отдавая должное проснувшимся первобытно-охотничьим инстиктам. Копье скользит по спине рыбины без вреда, а сама рыбина начинает надуваться и оказывается надутой рыбой-шаром величиной крупнее футбольного мяча, покрытой огромными ядовитыми шипами. Новая форма тела не способствует маневру и скорости и мы без труда выводим ее на мелководье с помощью бамбуковой палочки, где все вдоволь любуются ей и фотографируют. Огромные человеческие черные глаза внимательно следят за нами. Мы с леной трогаем ее ротик, нежный с мельчайшей терочкой наждачных зубов. Однако рыбка пугает нас делая грозные выпады и толкая руку как бы пытаясь укусить ее. Загадав по желанию этой золотой рыбке, мы любуемся как исчезает она в глубине воды.
    Странного вида фрукты похожие на оранжевые ананасы на берегу. Ребята долго бродят по берегу. Нам пора дальше. Нас ждет Ко Мак.
    Мы наслаждаемся бесшумным скольжением под парусами. Идти не далеко. Вскоре мы подходим к уютной бухте закрытой островком с севера. По высокому приливу мы спокойно обходим островок следуя узким проливчиком и замираем на якоре на прозрачном лазурном пространстве в 4 метрах над кристально белым коралловым песком, усыпанным морскими звездами. Одну из таких звезд Дима дарит девушкам, достав ее с о дна. Накупавшись вдоволь мы идем к причалу, что бы поездить по островку на Джиппе.
    Пляж поражает чистотой уютом и покоем. В глубине острова царят ароматы тропических цветов. Это так непривычно, учитывая что основным ароматическим фоном является запах гниющей зелени. (На ко Чанге этот запах сдабривается еще ароматом мусорных куч вдоль дороги по острову). Водитель не понимает ни слова по английски. На рецепшине ему объясняют что с нами делать и он увозит нашу экспедицию вглубь игрушечного острова. Небольшой монастырь у въезда в который приютился крематорий. Дверка печи мрачновато открыта, на веранде – железная тележка с неглубокой керамической чашей. Труба с украшением в форме дордже. Население острова согласно переписи 2004 года 375 человек. Нечасто это устройство используется. Судя по моим наблюдениям – тайцы не делают из погребения выгодного бизнеса, предоставляя несуетливым монахам заботиться о бренных останках покинутого тела. Не вдаваясь в меланхолию мы уже перебираемся к ресортам, Которые поражают изысканностью и необитаемостью. И это в самый пик высокого сезона!
    Пожелание посетить местную обжорку встречает всеобщее одобрение. Мы приглашаем водителя отобедать с нами. В 3 часа мы уже на яхте. Ребята рвутся сноркелинить. Мы направляемся к соседним островам, но по пути сворачиваем к северо-западному мысу, где я высаживаю ребят на шлюпке, а сам дрейфую рядом с рыбачьим баркасом поджидающим время ночного лова. При нашем появлении рыбаки делают отчаянные жесты в сторону островка – там камни. Я это знаю и так спасибо Тиму и его команде за подробные карты местности! Рыбаки живописной стайкой рассевшись на корме своего баркасика глазеют на невиданное чудо кораблестроения – парусную яхту и на непонятных фарангов, мирно беседующих в кокпите.Темноизумрудная волна проскальзывает под нами, яхта покачивается слегка дрейфуя к рыбакам. Вечеореет как всегда стремительно. Ребята возвращаются на тузике счастливые увиденными подводными пейзажами и диковинными рыбами. Были тут и кораллы и подводные пещеры и огромные стаи крупных рыб-попугаев. Пока ныряльшики принимают душ и взахлеб рассказывают о своих впечатлениях я разворачиваю стаксель и потихоньку начинаю двигаться с попутным ветром в знакомую уже бухту к пирсу.
    Надежно поставив яхту на якорь, мы отправляемся на тузике к сияющему огнями берегу.
    Ночная жизнь Ко Мак. Вилла Парти. В отличие от Ко Самета и Ко Чанга – на острове необычайно тихо. Мы идем призрачной алеей среди притихших бунгало и поневоле разговариваем впол голоса, смущенные тишиной долгой южной ночи (около 8 вечера всего!) наполненной стрекотом цикад и голосами птиц. Мечта Димы –оттянутся напоследок на зажигательной парти тропического острова! Марина и Юра скромнее в пожеланиях – КоКо-кафе, уютный рестранчик, тихий ужин под темным небом в просвете пальмолвых ветвей… Мы проскакиваем КоКо и попадаем на Виллу. Где ничего не предвещает дискотеки – места маловато! Наташа в родной стихии – кругом одни немцы. Хозяин ресторана – немец, как и большинство посетителей, диск джеи тоже немцы. Музыку можно заказывать. Но все начнется позднее. Мы чуть не уходим в поисках ужина, но меню располагает остаться. Веселый автостопщик из Питера. Как он сюда забрался? Услышав нашу речь он тут же присоединяется к нашей компании. Ужин прерывается довольно сильным дождем. Мы сдвигаемся в один конец стола под зонтик, но через минуту все равно оказываемся отчаянно промокшими. Юра и Марина выглядят немного усталыми, это не может меня не беспокоить да и мне с завтрашнего дня перспектива гнать яхту в Патайю не добавляет бодрости. Дима и Наташа отрываются за всех нас, с упоением танцуя латину в этом далеком от кубы тропическом раю. Озорная Наташа устраивает нам всем сюрприз, договорившись в тайне от всех нас с хозяином насчет косяка для бравого капитана. Я мирно беседую с пареньком из Питера когда передо мной возникает рука, с заботливо предварительно раскуренной козей ножкой. Мужчины удаляются на совещание, заканчивающееся начинающимися хихи. Наташа тоже разделяет с нами этот экспириенс. В ночной тишине тает музыка гостеприимной Виллы, мы спускаемся с горы по незнакомой дорожке. Дима утверждает, что она приведет нас прямо к причалу! Наташа то и дело взвизгивая отпрыгивает в сторону различая в сплошной тьме одной ей различимых маленьких и зелененьких. Я покатываюсь со смеху рассказывая ей сколько таких зелененьких она увидит в глубине прозрачной ночной воды когда мы поплывем на тузике. Огромный пес, прибившийся к нашей стае деловито шустрит рядом. Мы спускаемся все ниже и ниже, под ногами – пашня. Я явно вижу вдалеке линию пляжа – она вокруг и выше нас то есть мы уже спускаемся ниже уровня моря. Дима сосредоточенно ищет поворот налево. Наташа первая не выдерживает этого благодушия ночного путешествия. Поворачивайте, мать вашу! Уже по картофельным полям идем – взрыв хохота в ответ и поворот на 180 градусов. Большинству без разницы какой дорогой идти к яхте а то что мы идем к ней никто не сомневается. Пес провожает нас до самого пирса, где тихо покачивается на сильно обмелевшем море гостеприимная шлюпочка. Каким то образом высадка и посадка происходит без ночных купаний и вскоре мы уже рассасываемся по нашей яхточке готовясь к ночевке. Я отвожу яхту подальше от берега и темнеющих силуэтов дайверских посудин. Мать вашу! – из всех судов в бухте только мы зажгли на топе якорный огонь! Лучше ночью не передвигаться в этих краях. Глубина почти везде позволяет положить якорь, как и регулярно скисающий на ночь ветер!
    Всю ночь идет дождь. Утренние тучи закрывают всходящее солнце. Непревычный для утра свежий ветер дает определенный шанс пройтись на парусах. Я выверяю курс и после мы с Леной поднимаем мэйн и снимаемся с якоря.
    2.02

    По пути к Салак Пхету мы останавливаемся у еще одного островка для купания. Я снова остаюсь на дрейфующей яхте, в то время как Дима уводит тузик к виднеющимся на скалистом берегу пещерам. Купание длится вечность. Никто из ребят не удосуживается контролировать время. Главное что все довольны. В салак Пхет мы приходим на два часа позднее намеченного. Швартовка происходит слаженно. После душа – великолепный обед у Питера – зажаренные морские окуни с овощами. Вот и подходит время прощаться. Наверное это самый трудный момент в работе чартерного шкипера. За неделю мы уже стали одной семьей и теперь все разъезжаются в разные стороны упаковывая свои чемоданы и спрятав незаметно в потаенные уголки сердца и памяти крупицы воспоминаний о прекрасном мгновении подаренном всем нам щедрым океаном времени. Я молча спускаю флаги с флагштока. Мы с Леной забираем королевский флаг, Юра с Мариной руский триколор, привезенный из холодной Сибири. Наше совместное путешествие заканчивается – остается деливери до Патайи часть которого предстоит пройти и Юре с Мариной. В кают компании сиротливо стоит так и не востребованная бутылка Флагмана приехавшая с туманного альбиона. Наверное мы будем первыми русскими в Домодедово, везущими водку из таиланда! Ребята, напишите что нибудб на память. Секлограф скрипит по прозрачному стеклу. Питер слегка нервничает, - можно опоздать на паром. До новых встреч!
    Трудно возвращаться на осиротевшую как то внезапно яхту. На небе тучи. Ветер точно встречный. Впереди ночной переход до Самета – 60 морских миль. Мы выбираем швартовы и отходим махая гостеприимным хозяевам пирса.
    Яхту ощутимо качает на длинной океанской волне. Перед переходом останавливаемся в югозападной бухте ко чанга. Мне нужно часок сна перед бессонной ночью. Лена с ребятами сваливают на берег. Дисциплина у нас прихрамывает. А может чувство времени. Прошло уже два с половиной часа. Я давно проснулся. Кругом темнота тропической ночи. Отлив. В полсотни метров от яхты пенной полосой шумит коралловый риф. С трудом представляю, как они будут проскакивать его в темноте по отливу! Как проскочили никто не понял, включая находившихся в тузике. Сначала была волна, потом подняло и перебросило… Так или иначе, команда на борту, мы с Юрой снимаем двигатель и вытаскиваем тузика на бак. Так мне будет куда спокойнее! Сразу за мысом нас начинает валять. Волна боковая. Ветер прямо с носа. На лавировки нет времени – 4 февраля яхту ждут в Патайе! Марина и Юра устроились спать на сиденьях кокпита. Марина спрашивает меня как я оцениваю состояние моря. Для атлантики это полный штиль – искренне отвечаю я, чем несказанно разочаровываю человека, готового рассказать друзьям о жутком шторме, пережитом на парусной яхте… Море ведет себя задумчиво – оно как бы размышляет что предпринять дальше. Можно трактовать его состояние как затишье перед… нет не надо бури. Их было у нас. Все море освещено светляками рыбацких суденышек- в Сиамском заливе все спокойно!

    Ночная жизнь насекомых сиамского залива.
    Рыбачьи суда похожи на сказочных насекомых. Как я уже говорил, ни одно из них не несет навигационных огней. По освещению можно лишь догадаться о специфике суденышка.
    Вот Светляки – самые приятные обитатели ночных вод сиамского залива. Неуклюжие, медлительные суденышки с гирляндами огней на длинных жердях выступающих за борт. Очень напоминает стрекозу. Несмотря на мощный свет – абсолютно безобидны и безопасны. На палубе множество людей готовых заметить и помочь.
    Пауки охотники (тральшики)- более быстроходны. Можно опознать их по проблесковым оранжевым огням. Надо быть готовым к их атаке, уклоняясь с их резко меняемого курса. Особенно опасны пауки охотники во время спаривания, когда они становятся наиболее непредсказуемыми, агрессивными и слепыми!
    В эту ночь мне довелось познакомиться еще с одной разновидностью пауков. Увернувшись несколько раз от тральшиков, я с ужасом различал снующие суда с проблесковыми огнями. За ними расстилался след из мерцающих огоньков. Понимая, что небезопасно плыть между мигающих огней я с отчаянием озирался вокруг не видя ни одного выхода из этого зарева мерцающих огоньков. Такое ощущение, что на нас охотились специально, расставляя вокруг противолодочные заграждения плавучих сетей.
    Я похолодел когда впереди увидел линию поплавков. Я успел выключить обороты и с ужасом ожидал когда сеть натянувшись спружинит, отбросив яхту назад! К моему изумлению, я не почуствовал торможения. Аккуратно включив обороты я стал удаляться от страшного места. Впереди виднелась следующая линия мигающих буйков…
    Еще трижды я пересекал линию поплавков, вырубая двигатель что бы не намотать сеть на вал, прежде чем все это закончилось. Закончилось как кошмарный сон, с подкравшимся рассветом. Впереди уже виднелся Ко Самет.

    3.02

    На этот раз мы обошли берег с запада, доставив ребят в бронированный отель на берегу северно бухты. Мы передали Юру с Мариной из рук в руки на рецепшине КоКо Бич. Заодно посмотрели устройство типового номера ресорта. Вернувшись в бухту мы сердечно попрощались, сели в шлюпку и погребли к окончательно опустевшей яхточке.
    Я не видел ребят но чувствовал, как они смотрят на поднимающиеся паруса и провожают глазами яхту, ставшую домом. Ветер задувал с Юга и мы резво неслись в Галфинд к саттахипу, где я запланировал якорную стоянку. Во второй половине ветер зашел к северу и мы уже шли в бейдевинд, а после того как миновали терминал электростанции свалились на 5 метровую линию по которой на моторе дошли до маяка Хин Чула. Якорная стоянка оказалась уютной, я отлично выспался несмотря на длинную волну приходящую из за острова.

    4.02

    Боже, как я загорел! Артем не узнал меня, приняв за тайца, когда я встречал их на вершине у храма с видом на маяк и нашу яхту. Артем и Аля приехали на такси в 6 утра что бы разделить с нами последний день путешествия вокруг саттахипа. Благодаря двум новичкам на яхте обыкновенное деливери обернулось еще одним днем приключений и открытий. Мы купались в уединенных бухточках Ко Храма, затем кормили обезъянок, которые воспользовавшись неопытностью наших друзей, разорвали пакет, похитив разом все фрукты. Один наглый самец прорвался в Тузик, где объедал арбузные корки совсем по человечески держа их руками. Был в этот день и приятный переход под парусами.
    В Марине нас уже встречали. Я готовился втискивать яхту на ее штатное место но тим жестами показал мне пустой причал к которому так удобно было ошвартоваться лагом с подветра. Работники тайцы сами перегнали яхту в ее узкий загончик. Я восторженно рассказывал Тиму о наших приключениях, не забывая сердечно благодарить его за подробный и полезный инструктаж перед выходом.
    Странные немцы. Они встречали нас сидя на своем катамаране и играя Очи черные при нашем появлении. Они действительно взяли слишком много пива на борт – так и не дошли за неделю даже до Самета. Тим пожимая плечами не мог прокомментировать их манеры чартера. Проболтавшись неделю в окресностях Патайи добродушные бюргеры вымотали все нервы Тиму и его команде, время от времени возвращаясь в марину что бы дозаправиться топливом, водой и пивом. Играй гармонь! Оглашая темнеющую округу бравой музыкой бавары давали концерт за концертом, отвергая все попытки Тима поделиться с ними локальными знаниями, зато щедро выставляя незлобливые претензии по разнообразным недостаткам арендованного катамарана Праут 43. Охотно допускаю возможность недостатков на борту (сами то мы чуть не потонули изза отошедшего сальника, что уж говорить об отсутствующем освещении в туалете и неработающий замок каюты) но это все не испортило нам настроения и не помешало не только добраться до Ко Чанга но и вернуться назад вовремя. Теперь немцы пели и попивали пиво собираясь отправиться на Ко Чанг по земле. Группа тайских шкиперов должна была доставить им дискредитированный катамаран к месту второй половины чартера. Я чуть было сам не угодил в это деливери, с радостью предвкушая еще один экспириенс и с ужасом вспоминая безумства ночных рыболовных судов! Нас то же угостили пивком и к моему удивлению с интересом выслушивали наши рассказы отмечая описываемые места на своей карте! Приятно почуствовать себя колумбом. Приятно осознавать груз ответственности свалившийся наконец то с плеч после недели насыщенных приключений. Почва все еще покачивалась под ногами как огромная палуба космической яхты земля. Я благополучно забрал страховой депозит содержащий кровные шкиперские деньги, часть денег тут же потратил, приобретя бесценные морские карты и бретон-плотер. Вся компания вывалила из офиса провожать семью русских мореходов проложивших дорогу в эти нераскрученные еще края. Мы обязательно еще сюда вернемся. Удачи вам ребята. Здесь лучший в мире яхтинг – мне есть с чем сравнить. Эгейское море слишком ветренно и непредсказуемо, популярный Пхукет с его прославленным заливом Пхан-Нга огорчает кофейным цветом воды… Такого дружелюбия, чистой воды, тропического рая нет нигде в мире! При этом нам посчастливилось опередить тошнотворную пенную волну массовой индустрии отдыха. Лет на пять может быть, а может всего на сезон. Кто знает. Я благодарен судьбе что наш парус один из первых чартерных парусов скользил среди этой россыпи тропических островов, не встречая попутчиков, коллег или конкурентов…
    Мы еще приедем сюда. А затем двинем вместе с вами в сторону Камбоджии и Вьетнама.