+7 (499) 409-409-0
Алексей Панасенко » Порто Вильямс
  • Путешествие на яхте «Australis» в акватории «Cape Horn» (28 марта 2010 — 8 апреля 2010)

    28.03.2010

    Порто Вильямс

    Десяток яхт приютились бод бочком полузатопленного военного судна, нашедшего свою последнюю стоянку на илистом дне залива. В судне есть бар, к бару с берега проложены сходни. Поскольку уже пол-девятого вечера- нам сегодня не сделать таможенных формальностей. Поэтому в бар мы можем сходить, а вот на берег – настоятельно не рекомендуется. И чилийские и аргентинские пограничники блюдут границу. В баре есть фирменный коктейль. Это Ром-Писко (Писко – это вариант виноградной самогонки). Так нам поведала Скай. Ну все и засобирались в бар. Мы кстати не поместились у причала – встали на якоре на 5 метрах глубины, оттянувшись длинным кормовым на плавучую бочку. Высадка прошла организованно и без потерь. Мы перешли через палубу Австралис-Пеладжик (70 футовая яхта облюбованная командой ФК) и ступили на деревянную палубу затонувшего броненосца. За стойкой бара веселая кудрявая хозяйка в очках весьма обрадовалась что среди нас есть с кем поговорить по-испански и тут же убежала готовить 10 фирменных коктейлей, оставив нам степлер и радушно позволив поместить свой вымпел где сами сочтем правильным. Бар был пуст, наши стаканы полны, музыка и полутьма говорили что вечер только начинается. За второй порцией фирменного напитка к нам присоединилась Джессика с Австралис Пеладжик. Они весело щебетали со Скай и скорее напоминали сестричек, чем подружек. Джессика рассказала нам что на неделе они выходят с командой ФК на Горн. Джессика всерьез была обеспокоена намерением своего пациента врыть здоровый крест в этот легендарный остров. Шутка ли, там на острове курить то нельзя и ходить можно только по специальным деревянным тротуарчикам, а тут эти с трехметровым крестом не согласовав проект с властями… Так ведь и в тюрьме можно оказаться! Мы потешались над ее рассказами от души. Наши планы были скромнее чем у мэтров отечественного яхтинга – вернуться по возможности живыми обойдя мыс Горн. К тому же никто из нас не был уверен что крест действительно является украшением этого сурового места. Радовало одно, что у нас есть шанс оказаться там раньше миссионеров, и застать природу в состоянии первородного единения добра и зла, где пока что все есть проявление жизни и суровой красоты природы. Сама беседа местных обитательниц обсуждающих бытовые подробности своих походов в Антарктиду и вокруг подвигли нас к мыслям о героизме и буднях. Кто-то идет сюда как на подвиг и геройский поступок, а кто-то всего лишь живет чувствуя себя в этих суровых краях как рыба в воде.
    Скай, сколько у тебя было прохождений мыса Горн?
    В этом году немного – может быть 7-8 раз – отвечает она.
    А сколько вы здесь работаете?
    - 13 лет
    Мы не заметили как наши стаканы вновь наполнились и уже наполовину опустели. Кажется в третий раз. Забыл сказать что Скай нас инструктировала что бы мы ограничились одним ну максимум двумя порциями этого замечательного напитка. Вернее это мы тогда забыли про эти инструкции, за что были вознаграждены еще одной порцией каждый. Скай с Джессикой перешли на вино. Появился бой-френд Джессики – капитан Пеладжика. Людей почему то было уже очень много. И они все прибывали и прибывали. Откуда их здесь столько. В этой забытой богом и людьми деревне. Атмосфера всеобщего веселья захлестнула нас вместе с пятой порцией. Я уже выведал у кудрявой в очках ее рецепт за грифом совершенно секретно. Ну и как мы назовем его? Патагония-Джайб. Ну теперь то я и сам могу не хуже приготовить! Слушайте и записывайте. Сок лимона, мед, сахарный сироп и виноградная самогонка. Последнего по вкусу или сколько не жалко. А уж наша щедрая хозяйка не жалела – это факт. В полутемном перекосившемся в последнем крене помещении вовсю шли танцы, незнакомые люди болтали с нами, подсаживаясь за наш столик. Пора было отступать, унося с поля боя раненых и захватив изрядное количество пленных, которые тут же заняли места за столом в нашей кают компании. Боюсь что назавтра мои дневники будут лаконичны и напоминать записки пленного немецкого офицера «… лучше бы я умер вчера!»


    Покосившийся дредноуд в центре - причал яхтклуба и рассадник ночного веселья по совместительству.
    Леди Аустралис на рейде Порто Вильямса
    Граница на замке. Отсюда ведется постоянное наблюдение за Аргентинской стороной канала. Но пасаран!
    Сюрпризы поджидают на каждом шагу. К счастью, человек не входит в пищевую цепочку этого хищника. Как впрочем и обратное. Встреча прошла учтиво и без фамильярностей
    еще один хищник поменьше
    Пу-Эр. Целое озеро. Очень вкусно, только не забудьте сдуть пенку облаков на поверхности перед употреблением.
    Грибочки
    Предназначение постройки никто не знает. Возможно, что это блок пост первых поселенцев на подступах к Порто Вильямсу
    Ждем НЛО...
    Просыпайся, сторож. Колеса сперли!
    Яхтинг - не только лесные прогулки, но еще и здоровье и радость! Тим собирается попробовать эскимосский разворот.
    Лучше бы я умер вчера! В кают-компании это звучало вместо традиционного утреннего приветствия. Хотя аромат вчерашнего благодушного веселья так и не выветрился с приходом утра. Маньяна значит маньяна. Чилийский префект сдержал свое слово. То есть никто нас так и не звал выполнить необходимые таможенные процедуры пересечения Чилийской границы. Это не помешало нам надрать мидий с оголившихся на низкой воде камней.
    Пока Бен разбирался с пограничниками мы сварили хорошую кастрюлю этих деликатесов и успели уговорить ее под пиво, как бы трудно нам не было. Большинство мидий внутри одержали сразу пригоршню мелких жемчужин. Жевать их тяжело, а отплевывать надоедает. Жемчуг хоть и красивый но слишком мелкий… Позже Бен проинформировал нас что в районе Патагонии мидии не пригодны в пищу по причине некой аномалии, называемой «красный прилив» (red tide). Что там случается с тем кто по неразумению отведал этих даров моря – я с первого раза не разобрал, а повторить не стал просить. Как и не стал говорить Бену что мы уже приговорили кастрюльку – чего хорошего человека расстраивать и самому расстраиваться -хуже чем с карибской манжанилой все одно не будет.
    С таможней мы покончили лишь в час дня. Еще два часа ушло на ожидание обеда который мы неосмотрительно заказали в кафе на центральной площади этой очаровательной деревеньки. Такой же незатейливой и покосившейся как и бар в полу-затопленном корабле. Правда ожидание стоило того. Суп был бесподобен, а жаренная рыба еще недавно плавала в море (может быть потому так долго нам и пришлось ждать).
    Игрушечные крошечные домики. Всюду струйки дыма над крышами. Топят дровами и над поселком витает невообразимый аромат жилого очага. Люди приветливые. Правда их в отличие от военных не так много на улицах. Военные строги и неприступны на вид, пока мы шли от префектуры до площади – насчитали видов 7 различных нашивок всевозможных родов войск. На набережной в парке и и у дверей префектуры и военного лицея стоят пушки, демонстративно обращенные в сторону Аргентины. Граница рядом. Враг не дремлет! А вот наших всех сморило как назло после вчерашних похождений. Только четверо смелых отправились искать дорогу на вершину называемую Сьерра Бандера.
    Свежий воздух, живая вода и добрая физическая нагрузка спасли нас от последствий красного прилива и щедрости доброй феи кудрявой и в очках!
    Что бы совсем мало не показалось, мы пересели на каяки по возвращении на яхту и отправились обследовать залив, попутно обучаясь не переворачиваться сидя в этой скорлупке.

    30.03.2010

    Наконец то день отдыха позади. Мы собрались за завтраком к семи утра. Полные решимости и готовности к приключениям. В восемь Аустралис подняла якорь. Впереди нас ждал восьмидесятимильный переход к исходной позиции для штурма мыса Горн. Мы должны были встать на якоре в бухте Калета Мартиал острова Хершель в группе островов Волластон. К последней кстати и остров Горн относится. Кстати, маршрут и стоянку капитан не может выбрать самостоятельно. Армада (костгард) берет на себя ответственность за безопасность плавания и за охрану окружающей среды. Так что это не мы выбрали стоянку. Ее нам указали в префектуре. И еще снабдили перечнем наблюдательных пунктов. Проходя очередной пост не забудьте связаться по радио! Кстати, ширина канала местами всего пару тройку миль. Граница проходит посредине. Не вздумайте идти по Аргентинской части канала пройдя формальности по входу в Чиле и наоборот! Местные яхтсмены рассказывают душещипательные случаи когда погранцы стреляли по парусам вышедшей из повиновения яхты.
    Ветер – кисляк. Белые лошадки куда-то ускакали еще вчера и поверхность канала была как зеркало. Зато дважды мы лицезрели величественный реверанс китов (Минки-Вэйл).
    Бен утверждает, что это очень большое везение. Киты редко заходят в канал.
    Птиц и пингвинов не считали. Я так и не научился отличать одно от другого и руководствовался лишь одним правилом – если это взлетает при приближении яхты – это птица. Если ныряет – пингвин. Правда некоторые пингвины после взлетали выныривая из под воды. Но это лишь подливало масло в огонь нашего любопытства. Володя в бинокль разглядывает плывущего морского котика. Вон котик поплыл, самочка, сообщает он нам плоды своих наблюдений. А ты откуда знаешь?
    А я чувствую…
    Е-мое. И это лишь третий день экспедиции! Что же дальше будет.
    Скай разучила это выражение – е-мое! Как могли объяснили ей значение этой идиомы.
    На выходе из канала лежит притонувший корабль. Пройдя поблизости мы уходим на Волластон. Остановка в бухте на северо-востоке острова. Полный штиль. Стелящиеся деревья неизвестных видов ткут плюшевый покров скалистого берега. Водопады. Ага. Здесь должно быть озеро! Шлюпки на воду. Похождение по пушистому мягкому матрацу из мха карабкание по склонам и продирание через заросли. И в финале – тишина кратера окружающего дикое озеро. Я забрался первым и слушал невообразимую тишину насыщенную журчанием ручья и пульсацией крови в висках. Я не смогу не искупаться. К такой же точке зрения присоединились остальные участники нашей маленькой экспедиции. После купания каждый принес по камню на вершину обращенную к заливу. Получился красивый турик. Не крест конечно, но в отличие от последнего, такой архаичный способ обозначить свое присутствие не оскорбляет глаза вопиющей дисгармонией природного и рукотворного.
    Спустившись на пляж мы набрали круглых и яйцевидных окатышей. Пасха таки скоро. Будем красить каменные яйца. Переход до авторизованной стоянки завершился в темноте. Завтра – мыс горн!

    Вежливый реверанс кита по имени Минки-Вэйл. Вернее это не имя а фамилия. Свое имя гигант сохранил при себе.
    Жизнь в море скучна и однообразна!