+7 (499) 409-409-0
Отрабатываем Мэй-Дэй

Во время недавней экспедиции Национальной Ассоциации Шкиперов на Азорские острова участники экспедиции дважды получили возможность участвовать в ситуации отработки сигнала бедствия. В предыдущей статье я уже рассказывал читателям обстоятельства операции по спасению  немецкой моторной яхты.

Другая ситуация возникла с одной из наших яхт на обратном переходе с Азорских островов. Невинный запрос буксира для входа в марину едва не обернулся для экипажа Лонтананзы серьезными неприятностями. Поскольку тема взаимодействия с портовыми властями все еще является терра инкогнита, подробности конфликтной ситуации случившейся с нами будет наверняка полезно и интересно узнать всем остальным яхтсменам.

 

Итак, спасательная операция или узаконенное пиратство?

 

May Day по-португальски

 

Благополучно добравшись до Файала наша флотилия разбрелась по Азорским островам.

Часть участников перехода Испания -Азоры благополучно отбыла домой. По иронии судьбы на самый интересный участок экспедиции пришлось наименьшее количество участников. Оно и понятно - русский человек любит покорять просторы а не барахтаться в уютной лужице среди нескольких островков... От себя скажу что Азоры - это что- то совершенно особенное, что заслуживает посещения тем более если вы уже все равно здесь оказались.

После недельной прогулки по Азорам все яхты должны были собраться в Понта-Дельгаде на Сан- Мигеле что бы пополнить запасы воды и продуктов, взять вновь прибывшую часть экипажа и отправиться в океанское плавание в сторону материка.

Неприятности начались на подходе к Сан-Мигелю. Всю дорогу от Терсейры прошли на моторе и вот в 20 милях от Понта Дельгады долгожданный ветерок - двигатель стоп! Открыть грот. Открыть стаксель. Передав управление Володе, спускаюсь вниз и чувствую запах паленой изоляции. Пристальная инспекция электрической проводки не дала ничего, зато под двигателем - грязная лужа тосола. Приплыли. Готовимся к швартовке на парусах. А ветер скисает на глазах. Швартоваться на парусах все таки не пришлось - РИБ из марины встретил и бережно поставил к причалу. Самостоятельные попытки решить проблему не дали результатов - а механик пришел к нам только на следующий день вечером. Заключение мастера не дает поводов для оптимизма - деталь (крышка водяной помпы внутреннего контура) требует замены и есть она в единственном экземпляре только на материке - что бы доставить ее потребуется около недели. В прибывших на обратный путь экипажах зреет бунт.  «Сколько мы будем еще ждать?» - особенно болезненно мучает этот вопрос новый экипаж Jibacoa - ребята прилетели так далеко за подвигами, а не что бы ждать другую яхту с ее проблемами и неполадками. Ночные вылазки в город чередуются экскурсиями по винным магазинам и допросами капитана - «Ну когда же мы идем, в конце концов...» Оставалось только применить тактику самозваного Ивана Грозного из советской комедии «Иван Васильевич меняет прфессию» - А Казань брали? - Казань не брали! - Тогда на Казань! И братва с Хибакоа ушла брать Казань, вернее - Санта Марию что в 90 милях к югу от Понта Дельгады. Лонтананза должна была стартовать двумя сутками позже что бы присоединиться к Хибакоа  в 100 милях к востоку от Сан Мигеля, и идти через океан на Испанию вместе. Ну а наша лодка осталась дожидаться у моря погоды вернее запчасти. Перспектива идти через океан в одиночку лично нас не сильно пугала.

К месту встречи с Хибакоа Лонтананза не дошла - заглох двигатель. Нужно сказать, что он сбоил с самого начала нашего путешествия, с Гибралтара. А тут встал мертво, на все попытки завести его- отвечал лишь чиханием. Лонтананза возвращается в марину. Механик быстро проверяет двигатель, чистит шланги меняет фильтра, долго мучается с ТНВД. Все готово! К сожалению пообщаться с механиком экипажу яхты не удалось, он говорил только по португальски, поэтому причины поломки так и остались невыяснеными. И вот, наконец, Лонтананза устремляется в океан с трехдневным отставанием от Хибакоа.

Так получилось, что все три яхты возвращались с Азорских островов поодиночке, одним и тем же маршрутом, но с интервалом в 2-3 дня.

 

Плавание в районе Азор сильно отличается от предсказуемого и стремительного движения в районе Торговых ветров. В любом случае, на пути с островов вам прийдется пройти обширную зону повышенного давления характеризующуюся отсутствием внятных и устойчивых ветров. Из 1200 миль до суши около половины пути Лонтананза прошла в условиях полнейшего штиля. По свидетельству экипажа Лонтананзы никто из них не видел столь неподвижной спокойной воды не только в средиземке, но и даже на внутренних озерах. Настроение у экипажа приподнятое, жизнь явно задалась. Солнце и причудливые узоры облаков, рыбалка, купание, кортеж дельфинов и касаток вокруг яхты...

Затем началась непогода. Вернее задуло с востока. Кто изучал метеорологию в яхтенной школе RAYS, знает, что в северном полушарии ветра закручиваются вокруг зоны повышенного давления по часовой стрелке. Вот эта погодообразующая зона и гульнула на север. Сдвинься она к югу и мчалась бы яхта на восток с попутным ветерком. Но зона повышенного давления отошла к северу, о чем я предупреждал, разглядывая погодные карты. Стало быть, подошла Лонтананза к границе антициклона и наткнулась на встречный ветерок в 25-30 узлов. Следом за ветерком появилась и волна. И хотя, указанные погодные условия не являются штормовыми, но и комфортными для 39-футовой яхты они очевидно не являются. Периодически яхта вылетает на полкорпуса из волны и с размаху плашмя падает на следующую волну. От удара звенит в ушах, в шкафах на штатных местах бьется в дребезги посуда, мачта зловеще изгибается хлыстом, еще долго успокаиваясь после очередного удара. Острый бейдевинд левого галса и яхта неумолимо сваливается с курса в сторону Африки. Итоговая скорость по курсу 2-3 узла под парусами. Хорошо еще есть двигатель и можно мотосэйлить, топливом запаслись от души перед выходом- во всех супермаркетах Понта-Дельгады исчезли 20-литровые канистры - экспедиция RAYS готовилась к пересечению зоны повышенного давления!

Милях в 200 от берегов Португалии двигатель в очередной раз стал давать перебои, терять обороты. Затем наступила тишина. Или что там наступает, когда яхта идет под круто зарифленными парусами в острый бейдевинд а ветроуказатель показывает 30-35 узлов вымпельного ветра. Для экипажа Лонтананзы наступили мрачные времена. В прямом смысле. Из-за густо висящих грозовых облаков темно как ночью. Температура воздуха здорово упала. Холод заставил экипаж надеть под непромоканцы все что у кого было. Режим строжайшей экономии электроэнергии, помпа пресной воды не работает из-за низкого напряжения бортовой сети. Кокпит периодически заливается проходящей над надстройкой волной. Внизу полный разгром из-за вещей покинувших свое место и подлетающих на крутых ухабах сланей. Из-за ударов о волны - находиться внизу непросто, а уж спать, особенно в носовой каюте- невозможно. Из за того, что яхта приближалась к зоне разделения движения у мыса Сан Винсенте, где многие трансатлантические трассы для торговых судов берут свое начало, осложнилась ситуация с трафиком. Лонтананза стала встречать много торговых судов, которые резали ее курс. Так как к тому времени ходовые огни уже не горели из за недостатка электричества, капитан принял решение, что весь экипаж отныне будет постоянно находиться в кокпите- нести вахту. Это конечно осложнило ситуацию с отдыхом экипажа людям приходится спать прямо в кокпите, иногда даже прямо в луже на палубе. Попытки починить двигатель никчему не приводят. Ребята разобрали половину двигателя, нахлебались солярки, а он никаких признаков жизни. Тем не менее экипаж вполне сохраняет присутствие духа- «а что собственно происходит, да ничего фатального - это парусная яхта а не немецкий мотокруизер. Худо бедно идем в сторону Португалии. Ну в крайнем случае опоздаем на самолет...».  Вот и ветерок отходит чуть-чуть к северу и все ближе курс яхты к нужному направлению. Перед выходом из Понта-Дельгады Володя Гансон к счастью догадался взять у меня Nautical Almanac. Теперь эта книжка очень пригодилась что бы выбрать порт-убежище, удобный для подхода на парусах. Ближайшее подходящее место португальский порт Лагос. У входа в канал отличная бухта закрытая с моря мысом. Песчаное дно и отсутствие подводных камней и опасностей. Здесь можно легко встать на якорь на парусах а затем дождаться буксира и механика. Но сначала последнее препятствие - схема разделения движения на мысу Сан-Винсенте. Пересекать ее без двигателя очень опасно. Поэтому Лантананза пытается дотянуть до конца схемы, и далее под прямым углом пересечь выход из коридора. Незадолго до пересечения 24-мильной в ширину схемы разделения ветер начал скисать. Измотанный штормованием экипаж лавируется в штилевых условиях пересекая густо населенную океанскими кораблями полосу движения. Пересечение схемы разделения продолжалось около 9 часов. За это время с Лонтананзой разошлось около 40 огромных мастодонтов. По причине отсутствия ветра Лонтананза не всегда была способна давать дорогу кораблям и надо отметить что к чести их капитанов - они заранее обнаруживали малышку и не обижали ее старательно держась от нее в стороне. Пора подстраховаться с буксиром в Лагосе - Игорь делает звонок по спутнику хозяину лодки, указывая предполагаемое время прибытия на якорную стоянку. Единственная просьба прозвучавшая в разговоре - созвониться с офисом марины и договориться насчет РИБа и механика для ремонта двигателя. По самым пессимистичным прогнозам времени более чем достаточно для того что бы успеть в Гибралтар в срок. Лишь бы механик был на месте, а то ведь пятница... Ветер совсем ослабел. Еще звонок хозяину - наверное прийдем на день позже, не волнуйтесь, просто нет ветра, у нас все нормально. Жизнь налаживалась - схема разделения позади, снова солнце, от материка веет теплом и жизнью. Еще одна попытка завести двигатель неожиданно привела к успеху. Лонтаназа чихая и кашляя припустила в направлении Лагоса. Раннее утро, мимо на огромной скорости (как потом выяснилось 55 узлов) проносится катер и скрывается за горизонтом. Через некоторое время на 16 канале Костгард вызывает Лонтананзу. Игорь отзывается и костгард запрашивает координаты. Игорь дважды диктует свои координаты. Костгард пропадает с 16 канала не сказав ни спасибо ни даже стандартного over или out, а через полчаса к Лонтананзе подлетает тот самый скоростной катер. Ни слова не говоря на борт высаживаются два полицейских при оружии. Попросив у капитана документы на лодку и его шкиперский сертификат они предложили экипажу покинуть яхту и перейти на борт катера! Экипаж Лонтананзы выразил непонимание целесообразности такого шага. А чего ради, когда солнце кругом, уже видно загорающих на пляже, двигатель хоть подозрительно и почихивает, но работает, водяная помпа и водогрев, горячий душ и чайник на плите- жизнь только начинается а тут, оставить яхту! Чего ради. Если бы этот катер подрулил дня три назад, над предложением можно было бы еще подумать а тут - точно нет! Капитан озвучивает свои сомнения в целесообразности оставления судна, и аккуратно интересуется чем бедный экипаж Лантананзы обязан визитом столь уважаемой организации, коей является коастгард. Офицеры сообщают изумленному экипажу, что к ним обратился хозяин лодки - чартерная компания с просьбой отбуксировать лодку в Лагош.

 

Экипаж Лонтананзы пребывает в эйфории от пережитого опыта и особенно от того что все позади. Костгард, даже такой невежливый и хмурый воспринимается в этом состоянии как вестник близкой швартовки, обещание поддержки и помощи. Так нас учили когда мы читали про Дядю Степу. Далее яхта следует в марину под конвоем. Присутствующие на борту костгард несколько раз выспрашивает сколько человек на борту. Разглядывая скоростной катер, абсолютно не приспособленный для целей буксировки, Игорь поинтересовался у гостей, а как они собственно собирались их буксировать? А мы не собирались вас буксировать отвечают гости, мы собирались вас эвакуировать...  Вокруг Лантананзы заметно какое-то нездоровое оживление - вот на расстоянии около десяти кабельтовых подошел военный катер, с другой стороны примерно на такомже расстоянии дрейфует буксир. А ведь до сообщения яхтой своих координат море было пустынно. Видно к встрече Лонтананзы здесь готовились. На входе в канал ведущий в марину конвойный катер резко и достаточно грубо окрикивает прогулочные суда и рыбачков, приказывая им остановится пока конвой пройдет пролив. Далее Лонтананзу не пускают в марину, а сопровождают к рабочему пирсу не приспособленному для стоянки яхт. Костгард забирает все документы на яхту и паспорта. Кроме того приходит таможня и вопросы повторяются снова. Сколько человек на борту. А точно ли четверо. А где прячутся остальные. А можно ли проверить. Радостный экипаж с пивом уютно расположившись в кокпите делает широкий жест - пожалуйста, смотрите! И предоставляет заверенные портполицией в Понто Дельгаде списки экипажа. Затем приходит еще трое в штатском. Уже знакомый нам офицер морской полиции снова спрашивает Можно ли посмотреть судно. Снова беспечный жест - пожалуйста. Смотреть идут те самые в штатском. К тому моменту на борту яхты уже собралось девять представителей властей. Еще несколько банок пива было выпито, а гости все не возвращались из недр Лонтананзы. Спустившиеся вниз хозяева с удивлением обнаружили как неизвестные в штатском перерывают внутренности их домика. Надо сказать, что в свете погодных условий последних дней внутреннее пространство яхты и так не представляло из себя дома образцового содержания. Но тут к валяющимся на полу предметам стражи порядка добавляли все новые. На пол летели непромоканцы, грязное белье из сумок, использованная туалетная бумага из мусорных корзин в гальюне! Подымались слани, откручивались переборки. Посетители не заморачивались тем что бы вернуть проверенные предметы в исходное состояние - все сваливалось в одну кучу на полу. На изумленный вопрос что собственно происходит - ответ - стандартная процедура.

Игорь берет камеру и начинает фотографировать разрушения и посетителей их осуществляющих. В ответ посетители запрещают снимать их.

А почему?- спрашивает их Игорь, я здесь капитан, а вы даже не представились кто вы такие?

 - Криминальная полиция - бегло суют удостоверения под нос а после этого отбирают камеру и тщательно вытирают все фотографии обыска.

Да объясните в конце концов, что происходит, взрывается Игорь. Может это не Европа. Может мы приплыли в Камбоджу или Сомали?

Ребята из костгард сидящие в кокпите стыдливо отводят глаза.

Досмотр продолжается около пяти часов. После этого объявляется что документы на яхту и паспорта изымаются и будут в капетанерии до понедельника, когда будет закончено разбирательство.

Какое разбирательство?!

Вы подали сигнал бедствия.

Мы не подавали сигнала бедствия!

Хозяин подал, очевидно у него были причины.

Но нам улетать в понедельник. Нас не устраивает что наши паспорта кто-то забрал, мы что, арестованы?

Нет

Тогда верните нам паспорта!

Паспорта возвращаются. Но документы на яхту может забрать только хозяин яхты. Механику кстати, запретили подыматься на борт тоже до окончания разбирательства.

Экипаж связывается с чартерной компанией и рассказывают, что происходит. Хозяин чартерной компании в шоке. «Проклятые португальцы!...», - только и могут разобрать ребята. Как потом оказалось, хозяин чартерной компании, в соответствие с просьбой экипажа, созвонился с мариной Лагоша и договорился, что нам предоставят РИБ для входа в марину и обеспечат механиком. Далее события развивались следующим образом: марина предоставляет помощь РИБа для захода в марину только на удалении не более пяти миль от берега. Дальше, по их словам, они посмотрели прогноз погоды, и поскольку в соответствие с ним в течении 4 дней предполагался очень слабый ветер, то они обратились к костгварду за помощью. В общем без меня меня женили.

Ликвидировав последствия обыска, экипаж сошел на берег. Экспедиция для них закончилась в Лагосе. Не сбылась мечта Макса пройти Гибралтар. Зато осталось ощущение уверенности в своих силах и бесценный опыт конфликтного взаимодействия с представителями портовых властей, которые как оказывается, не только в нашей стране могут проявить необоснованную подозрительность и недружелюбие к яхтсменам.

Не хочется конечно незаслуженно обвинять костгвард португалии, но у нас есть подозрения, что эта ситуация напоминает широко освещавшуюся многими яхтенными журналами историю про спасение яхты в греции. Когда в не очень чистые на руку дельцы пытаются притянуть каждую аварийную ситуацию с яхтой под призовое право. Во всяком случае желание португальского костгварда эвакуировать людей с нетерпящей бедствие яхты, против желания экипажа довольно странно, так же как и странно «случайное» нахождение поблизости буксира.

 

Эта история позволяет сделать несколько выводов которые могут быть полезными для читателей оказавшихся в подобной ситуации:

 

Прежде всего, справедливости ради нужно отметить, что подобное поведение  весьма нетипично для европейских служб  береговой охраны и полицейских служб. Тем не менее,  в свете последних событий приходится признать тот факт, что неуважительное отношение к процессуальному праву и личным свободам человека считавшееся ранее  прерогативой Российских правоохранительных органов имеет место и в «благополучной»  в этом отношении Европе. Недавний инцидент с Российскими яхтсменами на Майорке так же подтверждает эту наметившуюся тенденцию.

По сути, мы должны говорить о двух не связанных между собой моментах взаимодействия с береговыми властями: Первое- это порядок подачи и отработки сигнала бедствия. И второе - порядок взаимодействия с правоохрангительными органами (таможней, иммиграционной службой, полицией). Опыт преподавания в яхтенной школе RAYS позволяет сделать заключение, что оба эти момента являются наиболее животрепещущими и востребованными среди наших студентов. Не многие из начинающих яхтсменов могут похвастаться личным опытом, но все кто выходит в самостоятельное плавание в международной акватории могут оказаться в подобной ситуации. К несчастью в популярной последнее время среди наших яхтсменов переводной литературе ни слова не говориться о правах сторон при возникновении подобных конфликтов. И среди преподавательского состава многочисленных яхтенных школ не  то чтобы наблюдался недостаток теоретических познаний в области морского права - просто явно ощущается недостаток опыта подобных разбирательств. А закон и право как известно скорее дело практики нежели теории. Поэтому учимся на собственном опыте.

1.         Операция поиска и спасения.

            Согласно положений конвенции SOLAS IMO береговые службы стран участниц конвенции обязаны обеспечить проведение спасательной операции с целью спасения жизни людей, если в зоне их ответственности терпит бедствие судно. Поддержание инфраструктуры и само проведение спасательных операций очевидно весьма хлопотное и дорогостоящее занятие. Тем не менее, лично я нигде в материалах IMO не обнаружил четко прописанной схемы финансирования этих затрат. Судя по отчетам самих спасенных в ходе этих операций, службы спасения большинства европейских стран джентельменски и бескорыстно спасают человеческие жизни возлагая очевидно все расходы на свои государства. Хотя это не всегда так. Если вы, например отправитесь на Шпицберген из Норвегии, вас предупредят о необходимости иметь финансовые гарантии на случай если придется вас вытаскивать оттуда. То есть вполне возможно, что по завершению спасательной операции спасенный может получить счет к оплате. Если говорить про спасение имущества, то про это ничего вообще ничего в конвенциях IMO не сказано. Однако со времен кодексов Джека-Воробья и по сей день, когда снимется очередная серия эпопеи Джонни Деппа, в отношении найденного в  море имущества соблюдается правило «найденное в море добро является собственностью того, кто его нашел, а не того кто им владел ранее». Таким образом, обязанные спасать человеческие жизни службы спасения спасут вас, эвакуировав с терпящего бедствие судна, но спасением вашего имущества (включая саму яхту) никто особо не станет заниматься. Далее оставленное на произвол ветра и волн судно может быть найдено кем-либо, кто вполне может заявить свои права на него на том основании, что это было найдено в море. Очень похоже, что вся история с попыткой спасти экипаж Лонтананзы - была попыткой захватить призовое судно под предлогом проведения спасательной операции. А поскольку такие случаи как мы видим периодически имеют место - несколько советов которые мы дали в том числе и себе самим как предохранить себя от узаконенного пиратства.

  • Во многих случаях необходимость обращаться к береговым службам за помощью отпадет сама собой если вы идете в несколько яхт. Если вы вышли в океан вместе, старайтесь насколько это возможно держаться флотилой до самого возвращения в порт назначения.
  • Аккуратно фиксируйте в журнале все радиопереговоры. Если вы не подавали в эфире сигнал бедствия (не употребляли в радиообмене маркеры «may day/ SOS/ need assistance») у прибывших спасателей не должно быть оснований эвакуировать вас с яхты. Если вы ошибочно передали сигнал бедствия или ситуация с момента подачи такового вернулась под контроль - обязательно выполните процедуру отмены сигнала бедствия (cancellation of distress message). При этом нужно непременно добиться от береговой станции подтверждения (acknowledgment) и аккуратно зафиксировать в судовом журнале время подачи и отмены сигнала бедствия.
  • Если только вы действительно не нуждаетесь в спасении - постарайтесь не допустить высадки на ваше судно посетителей из спасательного катера они вполне могут взять инициативу в свои руки и вы не сможете избежать принудительной буксировки. Палуба вашей яхты - частная территория и у вас есть все основания отказать в доступе на нее, если считаете это нецелесообразным.
  • Если вам не требуются услуги буксира - не позволяйте вязать на ваши утки швартовы со спасательного судна. Если буксир вам нужен - лучше будет привязаться своими швартовыми задав их серьгой вокруг уток спасателя. Если что, такой способ обеспечит вам контроль над ситуацией и возможность отойти от буксира как только сочтете это необходимым.
  • Лучше всего вести все перегшоворы на 16 канале а не спомощью громкой связи - на береговой станции может сохраниться запись вашего радиообмена. Например, в случае попытки несанкционированной высадки людей на вашу яхту - четко констатируйте факт, что вы являясь капитаном не давали разрешения на посещение судна и самовольная высадка вооруженной группы людей противоречат любым правовым нормам, попадая разве под определение пиратства. В случае если вам предлагается покинуть судно - вы можете фиксировать в эфире свой отказ от выполнения данной инструкции поскольку требование покинуть судно не может являться законным требованием. Любое ваше заявление прозвучавшее на 16 канале может сохраниться в архивах береговой станции.
  • При выполнении всех вышеприведенных советов обязательно придерживайтесь общепринятых норм вежливости и доброжелательного отношения к спасателям.
  • Яхта является частной территорией. А яхта под иностранным флагом является территорией другого государства. Поэтому вы имеете право не допустить на судно посторонних лиц или не дать буксировать судно. Но поскольку яхта находится в территориальных водах чужой страны, вы обязаны выполнять инструкции береговой охраны (портполиции, таможни,) например, проследовать за ними, если они этого требуют.
  • Все три этапа обыска Лонтананзы начинались дословно с вопроса «можно посмотреть?»(may we have a look?). В плане юридической казуистики должна быть большая разница между «посмотреть» и «досмотреть» (Inspect / exam/ search). Последний из синонимов (search) имеет в английской лексике наиболее четкий юридический смысл - «обыск». Если ваши гости выразили желание осмотреть яхту, нелишним может быть уточнить что именно они имеют ввиду - "have a look" or "search"! Возможно что знание вами нормативной юридической лексики умерит пыл гостей и заставит их аккуратней отнестись к нормам принятым в цивилизованном обществе.
  • Если гости настаивают на обыске - вы вполне можете попросить их предъявить ордер на обыск (search warrant).
  • Еще раз, выполняйте все с позиции доброжелательного вежливого отношения к представителям власти.
  • Формально, вы вполне можете отказать в инспекции или обыске судна до прибытия консула (годится и свой и тот, чей флаг регистрации вы несете) и понятых. При этом надо понимать, что такая позиция хотя и обоснованна, но, скорее всего приведет к тому что вы будете стоять на закрытом пирсе а выход на берег членам команды будет полностью перекрыт до завершения разбирательств.
  • Можно порекомендовать более мягкий вариант противодействия попыткам властей переворошить ваше плавучее жилище. Получив ответ что осмотра судна требует «стандартная процедура» вы с видом вахтера ГипроРечТранса садитесь в кокпите и открываете судовой журнал (лучше всего если там готов разлинованный раздел "visitors"). Далее просите гостей предоставить их служебные ID и аккуратно заносите их данные в графы Name/Surname / ID. Обязательно напишите в колонке "aim of visit" формулировку "search" (обыск), время захода на борт и время выхода и заставьте расписаться в графе signature" до начала и после окончания визита. Если гости не горят желанием предоставлять свои ID или расписываться в журнале - очаровательно улыбнитесь и сообщите им, что так того требует ваша «стандартная процедура». Подобная запись документирует явное превышение полномочий должностных лиц (Search illegal ab initio/Warrantless search) и немного, уверен, найдется желающих устраивать погром, зная, что у вас остались все реквизиты исполнителей.
  • Не стоит пытаться фотографировать представителей власти - во многих странах это действительно запрещено законом. Но фотографии внутреннего пространства вашей яхты до и после посещения вы вполне имеете право оставить себе на память.
  • Сохраняйте все документы свидетельствующие ваш выход из предыдущего порта. (судовая роль, транзит-лог, квитанция оплат в маринах по ходу следования.
  • Не допускайте несоответствия реального состава команды составу заявленному в судовой роли. Чужие предметы на борту тоже могут сослужить дурную шутку. Например, трудно было бы объяснить криминальной полиции наличие женского купальника забытого на борту кем то из предидущего чартера если на яхте собралось трое идейных холостяков, не считая юнги.

 

И напоследок, хочется еще раз выразить глубокое убеждение, что в подавляющем своем  большинстве в портовых властях служат корректные, доброжелательно настроенные офицеры достойные всяческого уважения и симпатий. Поэтому мы, все же надеемся,  что наши советы так и не потребуются вам в вашей практике. Счастливых вам плаваний.

   

С уважением, старший преподаватель яхтенной школы Национальной Ассоциации Шкиперов "RAYS", Алексей Панасенко