+7 (499) 409-409-0
?Катамаран XENIA
Острова морских львов

«Мы любим море не потому, что мы водолюбивые существа, мы можем утонуть даже в луже с дождевой водой. Мы любим не море, а ощущение свободы, которое дарит море. Наш пленный дух всегда мечтает о свободе», – эти слова Виктора Конецкого можно цитировать перед любым рассказом о морских путешествиях. А я хочу рассказать о походе из Панамы на Галапагосские острова, в котором мне предложили поучаствовать мои друзья из RAYS. Их парусная яхта «Галактика» совершала кругосветное путешествие, на один из этапов которого я и был приглашен.

В поход до Галапагосов мы собрались вчетвером. Одного из нас можно было вполне назвать новичком. Это было его всего второе океанское путешествие. До этого он ходил на этой же лодке по Азорским островам. А трое остальных – яхтенные капитаны с большим багажом различных дальних плаваний. Несмотря на то что мы друг друга не знали, команда у нас получилась умелая и доброжелательная, если не сказать, дружная. На Галапагосах трое из нас сошли на берег и улетели домой, а четвертый, капитан, остался, чтобы дождаться нового члена экипажа и пойти дальше, через Тихий океан до Маркизских островов.

Панама и Панамский канал

Въехать в Панаму можно по действующей шенгенской или американской визе. Ее столица, тоже Панама, оказалась приятным, современным городом с дешевым такси: в любой его конец можно доехать не дороже чем за 10 долларов. Говорят там на испанском, но объясниться почти везде можно и на английском. А обслуживающий персонал по-английски говорит очень даже сносно. Старая часть города – Белья-Виста – сохранила колониальный стиль. Она поделена на ровные квадраты кварталов, застроенных двух-трехэтажными домами вперемешку с высокими современными зданиями. Почти всюду местные индейцы продают всякие безделушки, свистульки и куколки с национальным колоритом. Торгуются легко. Опустить цену можно вполовину. Стоимость сувенира обычно не превышает 3–5 долларов.

Городская марина «Бильбао» – это просто акватория с буями, на которых стоят яхты, между ними, как такси, крейсирует лодка, которая также бесплатно доставляет яхтсменов на пирс и обратно. Говорят, лодку можно вызвать к яхте по 5-му каналу, но нам ни разу это сделать не удалось – все «коммуникации» происходили, когда такси про плывала мимо. На пирсе можно заправиться водой и топливом. Вода бесплатная, топливо – по американским ценам, то есть недешево. Больших магазинов рядом с мариной нет, поэтому ехать закупаться нам пришлось в супермаркет REY. Выбор там большой, но и цены приличные. К сожалению, мы неуспели заехать на местный рынок, где, говорят, выбор фруктов и овощей еще больше, а цены ниже.

Панамский канал, куда мы сходили на экскурсию, произвел сильное впечатление. Часть канала – пресное озеро. Доступ океанской воды туда перекрывают с двух сторон два шлюза, поэтому животный и растительным мир в нем во многом уникальны.

На шлюзе, который находится с тихоокеанской стороны, для туристов оборудована специальная смотровая площадка. Можно посетить также музей истории канала. Правда, экскурсии проводятся только на двух языках, на испанском и английском.

Еще в Панаме мы встретили русского парня, Сергея, который уже пять лет живет там на своей лодке. Он нас просветил относительно деловых обычаев Латинской Америки. Как оказалось, здесь нужно вызывать судового агента за день до выхода в море (мы, честно говоря, хотели оформить все перед самым стартом). И этого агента еще придется подождать.

Наш агент, телефон которого нам оставил предыдущий экипаж, откликался на все имена (никто никогда не запоминал точно, как его зовут, к чему он уже привык), появился часов через пять после обговоренного срока. И сразу заявил, что сегодня все оформить невозможно, нужно ждать до завтра. Но потом добавил, что за дополнительные 80 долларов он все может сделать через полчаса. Эту сумму он получил и через полтора часа вновь появился с документами и визами об убытии. Есть большое подозрение, что он оформил все сам «на коленке». Но нам это было не важно. Впереди нас ждало море. Сергей, – кстати, большое ему спасибо – подарил нам ручку для лебедки. У нас была только одна, вторую где-то затеряли предыдущие экипажи. «Вы, – сказал он, – нигде не найдете в Панаме такую рукоятку, даже не пытайтесь».

Рано утром 2 марта мы снялись с буя, подошли к пирсу, залили 17 канистр топливом, заправили танки водой, расплатились за стоянку и взяли курс на выход из Панамского залива.

Панама – остров Кокос

Прогноз обещал нам 25-узловой ветер через сутки, а пока мы моторили. Почти сразу увидели китов, а еще через час нам попался первый тунец, килограмма на два-три. Буквально через полчаса был пойман еще один. От радости и сытости (мы тут же съели первую рыбу в виде сашими под соевым соусом) мы решили, что так будет всю дорогу. А поскольку холодильник у нас не работал, второго тунца решено было отпустить. И это была серьезная ошибка! Потому что следующий тунец у нас клюнул только через 4 дня, около острова Кокос, его тут же сожрала акула, которую мы не стали вытягивать по понятным причинам, просто обрезали леску.

Судов по пути мы не встречали, видели только несколько раз ходовые огни на горизонте. Но рука американской военщины дотянулась до нас и в этих пустынных водах. В один из дней мы вышли на визуальный контакт с фрегатом ВМС США. На 16-м канале нас попросили перейти на 5-й, на котором никто, однако, не отвечал. Бравым ребятам, очевидно, делать было нечего, и они догнали нас на быстроходном RIBе, увешанные броней и оружием. Проверили документы на лодку, паспорта, поинтересовались, зачем и куда идем, пожелали счастливого пути и удалились. Теоретически можно было послать их подальше, все-таки нейтральные воды, но как-то не захотелось напрягать парней с кольтами, вынужденных в такую жару ходить в касках и бронежилетах. Они могли и не оценить нашего стремления к свободе.

Остров Кокос

Вскоре мы пришли на остров Кокос, который описан Стивенсоном в «Острове сокровищ». Видимо, по этой причине остров произвел на нас еще более сильное впечатление, чем канал. Стереотипы из кино и картинки из детских книжек ожили на необитаемом (почти), но пригодном для жизни острове. И наша яхта, стоявшая на муринге в заливе, смотрелась очень даже по-пиратски. Чтобы посетить Кокос, мы сделали крюк в сотню миль, но это того стоило! Мы знали, что остров – национальный заповедник Коста-Рики. Здесь живут только рейнджеры, команда из 7 человек, которая охраняет его от браконьеров из Китая и Японии.

При подходе мы связались по 16-му каналу с офисом заповедника и попросили разрешения на высадку. Наш собеседник не говорил по-английски, поэтому общаться пришлось на ломаном испанском. Тем не менее разрешение нам дали. Мы быстро скинули тузик и рванули к острову. На берегу нас встретил улыбчивый, загорелый бородач, который объяснил, что Кокос мы должны покинуть через два часа. По какой причине, мы не поняли, но, видимо, это одно из правил заповедника. Мы поднимались на гору, видели буйную растительность, следы диких свиней, восхитительные пейзажи и чувствовали себя пиратами, которые, открыв необитаемый остров, высадились на него, чтобы пополнить запасы воды и пищи.

Через два часа с другой стороны острова приплыли два других рейнджера. Они проверили наши документы и по нашей просьбе поставили нам в логбуки красивые печати, на которых красовалось: «Национальный заповедник острова Кокос».

В заливе, где мы стояли, буквально в кабельтове от нашейлодки плескались тунцы, у которых, казалось, только хвост был размером с человека. Однако рыбалка на острове запрещена, и нас попросили убрать с юта даже свернутые удочки. Рейнджеры работают вахтовым методом: живут на острове по месяцу. У них есть все блага цивилизации, включая Интернет. И жаловались они нам только на отсутствие женщин.

Простившись с Коста-Рикой, мы взяли курс на Галапагосы и сутки шли под парусами, пока не достигли зоны экваториальных штилей. Такого моря никогда не видел даже даже я, проведший несколько лет, будучи военным моряком, в дальних походах. Зеркальная гладь простиралась до горизонта, точнее, до тех мест, где глаз ожидал увидеть горизонт, но его не было! Небо и океан сливались! Ощущение того, что мы летим в пространстве без времени и направлений, нарушал только ровный стрекот двигателя. И так продолжалось три дня. Ни малейшего ветерка. И только кильватерный след нарушал покой и безмятежность пространства. Иногда появлялась стая дельфинов или летучих рыб, и потом снова – зеркало без конца и края. А ночные закаты в этой зоне штилей! Это вообще феерическое зрелище! Мы извели гигабайты памяти фотоаппаратов, пытаясь запечатлеть эту красоту.

Пуэрто-Айора и цунами

Мы пришли в главный порт Галапагосского архипелага – Пуэрто-Айору – утром. Поскольку острова имеют статус национального заповедника, ходить рядом с ними на яхтах запрещено. Необходимо зайти в один из двух портов архипелага и оформить документы, а затем пользоваться услугами местных туроператоров. Так было сказано в лоции.

Мы, как дисциплинированные моряки, пошли в офис начальника порта, где, кажется, всех удивили. Тем не менее нам вызвали судового агента. Им оказалась приятная барышня по имени Кончита, которая хорошо говорила по-английски. Она сказала, что скоро прибудет к нам на лодку с инспекторами, которые проверят яхту на наличие животных и насекомых, потом она оформит наши паспорта и закажет топливо и воду. Воду и топливо подвозят к лодке на водном такси, на пирсе нет ни того, ни другого. Оформление лодки и четырех человек обошлось в 1000 долларов (вместе с услугами агента). Любой человек, приплывающий или прилетающий самолетом на Галапагосы, платит за въезд 100 американских долларов. Остальное – портовые и визовые сборы, оплата услуг агента.

Пуэрто-Айора – маленький городок с несколькими улочками, ежедневно вмещающими примерно 5 тыс. жителей и приезжих. В нем много сравнительно деше вых отелей (от 25 до 60 долларов за ночь), ресторанчиков, тур- и дайв-операторов. На дайвинг и экскурсии цены весьма приличные. Интродайв (ознакомительное погружение с аквалангом) обойдется в 220 долларов, сертифицированным дайверам за «нырялку» придется выложить 180.

Морские львы здесь ничего не боятся и нагло спят даже на шканцах яхт. Мы наблюдали, как на соседней лодке один француз пытался согнать тюленя, который забрался к нему ночью на борт и спал почти в кокпите. Хозяин яхты кричал и топал ногами, но тот только таращился на него и издавал блеющие звуки: мол, ну что пристал, дай поспать. Тюлень свалился в воду только минут через десять после начала атаки, и то нехотя. К нам никто не забирался – борт высокий, но тузик мы на ночь приподнимали. По самому же городу бродят игуаны, пеликаны и еще какие-то большие и маленькие птицы. В общем, всё складывалось хорошо, у нас было еще 4–5 дней на «разграбление» островов. Мы заказали несколько экскурсий и погружений с аквалангом и запланировали на следующий день предаться созерцанию местной флоры и фауны. Однако ночью в Японии произошло землетрясение. Начальник порта приказал всем судам выйти в море и ожидать в пяти милях от берега. Все экскурсии отменялись, город и туристы эвакуировались в горы.

На портовой площади, где собирался народ для эвакуации, мы встретили двух ребят из Запорожья. Наших людей, кажется, можно встретить везде. Мы предложили забрать их с собой в море – «русские своих не бросают», на что они и согласились. В результате мы и провели весь день и ночь, барражируя вшестером в 5 милях от берега. Утром мы снова устремились в гавань порта, встали на якорь и сошли на берег. Повсюду валялся мусор, принесенные цунами ветки и деревья. На портовой площади лежал толстый слой ила и грязи. В целом ничего страшного видно не было, но говорили, что где-то на острове в другом месте цунами смыло пару отелей.

А для нас бедствие вылилось только в потерю двух дней: первый мы торчали в море, а во второй – никто не работал, так как все разгребали мусор и восстанавливали город после нашествия воды. Наши украинские друзья уехали на другой остров, а мы занялись наконец дайвингом. Но вода из-за цунами была мутной. Чтобы муть осела, как нам сказали, требуется неделя. Из-за мути рыба куда-то ушла и мы ничего интересного не увидели. Ни акул, ни скатов, ни какой-то другой крупной рыбы. Даже львы не хотели с нами играть и лениво грелись на солнце.

На следующий день нас повезли к скалам далеко от острова, и там мы увидели всех – и акулу-молот, и скатов, и черепах, и стада луцианов, и множество других рыб, названия которых мы никогда до этого не слышали. Со мной в воде играли морской лев и черепаха, было очень забавно.

Еще одна достопримечательность острова – пляж Тортуга-Бей, который находится километрах в трех от города. На нем морские черепахи откладывают яйца, а люди купаются и катаются на досках. На Тортуга-Бей очень мелкий белый песок, чистое море и яркое солнце. Идиллия.

На следующий день мы посетили другой остров – Изабелла. Там жителей еще меньше. Его главная достопримечательность – ферма по разведению черепах, которых на острове когда-то насчитывалось до полумиллиона особей. Сейчас их осталось всего 40 000, и то это число поддерживается во многом благодаря усилиям фермы. Восстанавливать же «поголовье» рептилий начинали с 12 особей. Большой урон их популяции наносили завезенные на острова крысы, которые разоряли их гнезда. Уничтожали черепах и китобои, и другие моряки, которые называли их «живыми консервами» – черепаху можно не кормить месяц-два. Китобои набирали на борт их сотнями. Кроме черепах на Изабелле живут розовые фламинго. Их популяция невелика и создана искусственно человеком.

На другие острова архипелага мы уже не попали, потому что надо было возвращаться домой к повседневным делам. Мы взяли билеты до Кито, столицы Эквадора, а оттуда – на Москву. Было жаль покидать острова и лодку, к которой привыкли. Но к счастью, на этой планете есть еще много мест, где мы не бывали и которые стоит посетить. Настоящие яхтсмены всегда возвращаются в море, «наш пленный дух всегда мечтает о свободе».

Автор текста и фото: Иван Закарян