+7 (499) 409-409-0
Турецкий Бисер или "Еду я на практику"

или то, чего не видят обычные туристы.

Во время последней поездки на яхтенную практику в Турцию впечатления нанизывались как бисер на нитку. В результате появилось многоцветное украшение, позволяющее составить представление о некоторых сторонах яхтинга по-турецки.

1.                              Дорога из Анталии в Мармарис.

Большинство прибывающих в Турцию россиян сразу попадают в объятия представителей турфирм, усаживающих их в комфортабельные автобусы и развозящих по отелям. Мой «отель» находится довольно далеко от аэропорта Анталии - это яхта «Аурига», стоящая на причале «К» в «Netcel Marina» в Мармарисе. Посему способом доставки своего, уставшего от трехчасового перелета, бренного тела выбираю обычный рейсовый автобус. Попытки найти недорогой  транспорт от аэропорта до автовокзала не увенчались успехом. Как я потом узнал, «шатлы» ходят от другого терминала. Поэтому после небольшого торга с таксистом, еду на персональном извозчике.

На автовокзале приятно удивляет дружелюбие местных жителей и служащих, даже сотрудников охраны, которые проверяют всех входящих в здание с помощью металлодетекторов. Все готовы подсказать и показать, где можно поменять деньги, как пройти на посадочный перрон и когда будет ближайший автобус в интересующем меня направлении. Выясняется, что прямой автобус до Мармариса будет только вечером, и мне предлагают ехать с пересадкой в Фетхи. Автобус отходит через 10 минут, и я только-только успеваю поменять деньги на почте, находящейся в другом корпусе вокзала. Вообще, автовокзал очень похож на подобные заведения на российском юге: на Кубани или Ставрополье. В свое время я немало попутешествовал там именно на автобусах. Правда, турецкий Otogar заметно чище и приветливее к пассажирам. Кроме меня в салоне автобуса еще три человека: водитель, светловолосая дама средних лет и бабушка с кошелками на заднем сидении. Пока выезжаем из Анталии на трассу, знакомлюсь с блондинкой и выясняю, что она англичанка, отдыхающая в Фетхи и приезжавшая в Анталию к друзьям. Видимо, общение с русским яхтсменом не входило в ее планы на отдых, поэтому после дежурных приветствий и комплиментов с ее стороны по поводу моего английского поворачиваемся каждый к своему окну и начинаем созерцать красоты горной Турции.

Извиваясь причудливым серпантином, дорога постепенно поднимается в горы. И вот уже начинает закладывать уши от высоты и слегка захватывать дух от манеры вождения местных «Шумахеров». Обгоны на крутых, «закрытых», поворотах. Отвесные стены с одной стороны и крутые обрывы с другой. Все это слегка напоминает движение по дорогам Крыма, где довелось порулить несколько лет назад. Качество дорожного покрытия вполне достойное. По крайней мере, явных ям и выбоин на всем семичасовом пути ни разу не попалось. Конечно, не немецкий автобан, но вполне прилично. Удивляет обилие на дорогах машин, сошедших с конвейеров в конце 70-х, начале 80-х годов прошлого века! По моим подсчетам, они составляют до 70% автопарка нетуристической зоны Турции. При этом выглядят они так, как будто вышли из автосалонов не больше года назад! Видимо, средиземноморский климат способствует долголетию не только людей! Кстати, несколько раз на глаза попались наши «девятки» и «десятки», а коллеги потом рассказали, что видели на дороге даже «Волгу».

Автобус делает остановки в небольших городках и поселках. Постепенно салон начинает заполняться местными пассажирами. На иностранцев (меня и англичанку) никто не обращает внимания. Ловлю себя на мысли, что через пару часов езды перестаю воспринимать турецкий язык как иностранный. Удивительное ощущение - каждое слово в отдельности не понятно, а смысл речи улавливаешь. Вообще, очень быстро возникает чувство «своего».  Приятно удивляет доброжелательность местного населения, не избалованного вниманием туристов. На каждой остановке угощают традиционным турецким чаем (очень вкусным!), всегда готовы подсказать и объяснить куда пройти и как доехать. В Фетхи прощаюсь с англичанкой и, в сопровождение водителя «моего» автобуса, подхожу к группе турецких «шоферов». Короткий разговор, из которого мне понятно только слово «Мармарис», и вот я уже сижу в салоне. При этом мне на ломанном английском объясняют, что платить ничего не надо. Дальнейший путь не представлял никаких проблем (впрочем, их и до этого не было) и вот уже в просветах между деревьев показалась сверкающая водная гладь. Мармарис. Здесь уже чувствуется атмосфера туристического центра. Цены на услуги увеличиваются в разы: дорога от автостанции до марины обошлась мне дороже, чем все путешествие от Анталии до Мармариса. Нагруженный сумками с вещами захожу в «Netcel Marina», где меня с распростертыми объятиями встречают на пирсе коллеги из предыдущей группы практикантов. Доехал!

2.                              Ночной заход в Бодрум.

Очередной этап нашего плавания в турецких водах был спланирован таким образом, что бы попасть в Бодрум после заката. Необходимый элемент практики - подготовка и осуществления ночного захода в незнакомый порт. Причем сделать этот надо, не используя GPS и радар. Сегодня моя очередь делать прокладку. Еще утром, перед выходом из Книдоса, составлен план перехода. При этом внимательно изучен раздел Water Pilots Book, посвященный гавани Бодрума: отмечены опасности с левого борта, определена безопасная изобата (20 метров), выбраны визуальные ориентиры в ночное время (кардинальный знак и маяк). Подходим к входу в лагуну на парусах, однако ветер постепенно стихает, и мы решаем запустить дизель. Закат солнце встречаем под мерное тарахтение мотора. И вот  зажглись маяк и знаки: «одиночная опасность» и «южный кардинальный». Кстати, на имеющейся карте обозначен только южный кардинальный знак. Характеристики в точности соответствуют тому, что учили на береговом курсе. Особого волнения нет, хотя инструктор несколько раз осведомился: «Не слишком ли близко проходим от опасности?». Рулевой докладывает глубину по эхолоту. Пока вроде все нормально. Идем по запланированному курсу. Наваливается полная темнота. Напряжение нарастает. Инструктор еще раз интересуется точностью прокладки. И тут раздается возглас рулевого: «Глубина 20 метров!». И сразу же, без паузы: «18, 16». Инструктор тут же дает команду: «Стоп машина! Полный назад!».  Остановились. Пытаюсь понять, как мы могли здесь оказаться? Вместе с инструктором еще раз проверяю прокладку. Вроде все правильно. Приходим к выводу, что нас могло снести небольшим течением. В деталях разберемся позже, а сейчас надо выбираться из западни. Предлагаю свой вариант маневра, инструктор одобряет. На самом малом ходу поворачиваем вправо, в сторону центра залива. Слышу «успокаивающий» голос рулевого: «Глубина 20, 25, 50». От сердца отлегло.

Теперь надо найти вход в марину. По карте вроде все ясно: слева должен быть красный огонь, справа - зеленый. Однако из темноты уже проступили огни большого города. Пока возился с картой и уходил от опасности, не заметил, что пол-неба занято сверкающей панорамой туристического центра. Светофоры, огни машин, иллюминация кафе и ресторанов! Где же тут наши родимые входные огни? На фоне переливающейся всеми цветами радуги картинки ночного города «коллективным зрением» замечаем  несколько зеленых и красных огоньков, перемешанных в хаотичном беспорядке. Судя по карте, на этом участке берега должна быть наша марина. Решаем двигаться курсом на обнаруженные огни. Инструктор, уже не раз бывавший в этих местах, обещает сюрприз. Так оно и есть: красные и зеленые огни оказались латеральными марками, обозначающими входной канал в марину. Просто с нашего ракурса они были видны весьма специфическим образом. Минут за 15 до расчетного времени прибытия, по радио выхожу на связь на 73 канале (посмотрел в описании марины). Стандартная процедура запроса места на ночевку превращается в небольшое романтическое приключение: в ответ на свой вызов слышу весьма эротичный голос девушки-оператора. Предлагают подождать лоцмана. И действительно, через несколько минут нас окликают с борта подошедшего RIBа и сопровождают до места стоянки. Дальнейшее уже дело техники. Наш рулевой спокойно подходит кормой к причалу, и мы, после выполнения соответствующих процедур по швартовке, сходим на берег. Первым делом иду в офис марины и знакомлюсь с обладательницей чудного голоса. Ею оказалась весьма миловидная молодая особа, к тому же немного говорящая по-русски. Приношу ей свои извинения за излишнюю сухость в радио-переговорах. Объясняю это волнением перед встречей с «большой землей». О проблемах при подходе, естественно, умалчиваю. Извинения приняты. Здравствуй, Бодрум! ...

3.                              Книдос.  Провал во времени.

Из школьного курса истории все мы знаем про античную Элладу. Однако далеко не все знают, что величайшая культура, определившая путь развития человеческой цивилизации на тысячелетия, зародилась и развивалась отнюдь не в Греции, а в Малой Азии, на территории современной Турции. Именно здесь находится огромное количество памятников древности, обязанных своим происхождением культуре античного мира. Одним из наиболее интересных объектов являются город  Книдос, расположенный на западной оконечности полуострова Datca. Прелесть этого места в том, что древний город расположен в довольно глухом уголке Турции и не является туристическим центром в современном смысле этого слова. Конечно, попасть туда можно и на автобусе, но лучше всего прийти на парусной яхте, отшвартовавшись у причала местного ресторана. Кстати, этот ресторан, да небольшой пост турецких пограничников -  единственные напоминания о современной цивилизации.

Мы зашли на стоянку в Книдос под вечер, когда солнце уже готовилось нырнуть за линию горизонта. Официально музей, в который превращены руины города, был уже закрыт, но нет таких препятствий в море и на суше, которые не смогли бы преодолеть студенты нашей яхтенной школы! После недолгих уговоров и оплаты входных билетов мы заходим за символическое ограждение и попадаем в удивительный мир живой истории. Да, да! Именно живой, поскольку сразу же создается впечатление, что трагедия разрушения прекрасного города произошла совсем недавно. Постепенно поднимаемся по тропинке к вершине горы. Перед нами раскрывается величественная панорама: остатки городских строений на фоне багрового солнца, заходящего за линию морского горизонта. Возникает явственное ощущение провала во времени: все звуки современного мира (тарахтение дизель-генератора, голоса людей, музыка из ресторана) остаются где-то там, внизу, и мы погружаемся в фантастический мир ирреальности. Слышен только шум ветра и отголоски морского прибоя откуда-то из-за скал. Кажется, вот сейчас из-за мыса выплывет римская галера с воинами на борту, а на крепостных стенах появятся  защитники города для отражения атаки.

Нас поражает мастерство древних строителей. Все стены сложены из каменных блоков, идеально подогнанных друг к другу. Поверхность камней обработана с чистотой и точностью, не всегда доступной и в начале двадцать первого века. Музейные власти не стали ничего реставрировать, и город действительно выглядит так, как будто подвергся разрушению всего пару лет назад. Территория поросла травой и низким колючими кустами, среди которых бродят дикие козы. О современности напоминают  редкие щиты с информацией для туристов, рассказывающие об истории города.  Спускаясь по тропинке к бухте, мы попадаем в зрительный зал величественного «малого» театра, который готов принять зрителей хоть сегодня! А ведь есть еще и «большой», дойти до которого у нас не хватило времени. Стемнело .... Снизу послышались свистки смотрителя музея, который таким способом призывал нас вернуться в реальный мир.  Современность встретила приветливыми огоньками маленького ресторанчика, где нас ждал скромный ужин из блюд турецкой кухни. Удивительный вечер на границе времен плавно перешел в ночной разговор на философские темы. Ведь Книдос - это лучшее место для размышлений о вечности...

4.                              Индейский человек в Паламуте.

Путешествие по Турции на яхте позволяет не только увидеть красоты прибрежной полосы, но и познакомиться с удивительными и колоритными персонажами, обитающими в турецкой глубинке. Одна из таких встреч произошла в бухте небольшой рыбацкой деревеньки Паламут.

Уже при швартовке мы обратили внимание на странного человека, активно приветствовавшего нашу яхту. При ближайшем рассмотрении возникло ощущение, что кто-то из нас ошибся в навигации, и нас занесло в Новый свет. На причале стоял настоящий ... индеец! Нет, нет, на нем не было бутафорских перьев и одежды из медвежьих шкур. Но лицо, волосы ... Вылитый представитель славного племени команчей. Как потом оказалось, этот местный житель - истинный поклонник голливудских образов североамериканских индейцев. Его каморка была сплошь увешана плакатами с изображением кадров из вестернов, а в углу стоял самый настоящий томагавк! В Паламуте «индейский человек» занимается ловом рыбы и веселит заезжих туристов-яхтсменов. Он стал своеобразной «визитной карточкой» деревни и каждый посетитель ресторана считает своим долгом выпить и сфотографироваться с колоритным местным жителем. Вообще, в каждой рыбацкой деревушке, где постоянно останавливаются яхтсмены-круизеры, есть такой персонаж. Внешне они слегка напоминают наших родных российских слесарей-сантехников. При этом они знают 2-3 иностранных языка, ведут себя очень вежливо и корректно, никогда не пристают к туристам, если видят, что общение  с ними не входит в их планы. Всегда слегка «навеселе», всегда готовые поддержать разговор на любую тему, они являются своеобразной приманкой для туристов.

Вот и наш «индейский человек» активно поучаствовал в дискуссии на тему «кто лучше - греки или турки», при этом показав отличное знание истории родного края и проявив истинно джентльменское отношение к соседям из Греции, не сказав про них ни одного дурного слова. Затем разговор перешел на мировые проблемы, состояние туристического бизнеса в Турции и закончился пространными рассуждениями о маркетинговых способах увеличения притока российских туристов. Замечу, разговор велся на неплохом английском с использованием русских идиоматических выражений! Порой возникало ощущение, что это все игра, и этот человек на самом деле профессиональный актер, нанятый владельцем причала для привлечения туристов. Однако хозяин ресторана подтвердил, что это самый настоящий местный житель, рыбак, помешанный на «индейской теме». На следующее утро, в подтверждение этих слов, мы увидели нашего собеседника выходящим на пирс со свежим уловом. Тут же последовало приглашение на завтрак, состоявший из свежеприготовленной рыбы  и красного вина. На вопрос: «А чем же вы завтракаете, если улов неудачный?», последовал ответ: «Но ведь вино есть всегда!» ...

5.                              Настоящий «Рай для яхтсменов».

На «диком» побережье Турции местный бизнес устроен весьма своеобразно. Представьте себе: небольшая бухта, причал на 5-6 яхт, на берегу несколько больших столов под навесом, домик, напоминающий т.н. «летнюю кухню» в южнорусских станицах. Все это окружено крутыми склонами гор и не имеет подъездной дороги!

Примерно так выглядит местечко под названием «Sailors Paradise»  («Рай для яхтсменов»). Мы пришли туда после долгого перехода из Книдоса, во время которого научились быстро вылавливать упавшие за борт предметы (инструктор нас просто замучил, спасибо ему!) и отработали технику руления на попутной волне. Нам предстоял ночной переход, поэтому ночевать мы там не собирались. Однако отдохнуть и подкрепиться стоило! Поскольку эта «марина» никак не обозначена на картах и не описана в Water Pilots Book, заходят туда только знающие люди и персонал искренне рад каждому гостю. Поначалу мы были единственными «постояльцами» у причала (потом подошла яхта с немецким экипажем) и нас попросили подождать часок. Пока мы «чистили перышки» (горячий душ там есть!) и готовили навигационный план ночного перехода, местные жители в количестве четырех человек активно колдовали на кухне. И вот нас приглашают за стол! Чего там только не было! Такого разнообразия предложенных блюд я не видел и в дорогих ресторанах! Дюжина закусок из овощей и морепродуктов, несколько вариантов приготовленного мяса  и рыбы. Напитки на любой вкус. Естественно, гостей принимал сам хозяин заведения. Он не был назойлив и, пока мы утоляли голод, подошел к нашему столу лишь пару раз, дабы осведомиться, довольны ли гости. Но после того как мы перешли к традиционному турецкому чаю, хозяин подсел к нам, и началась светская беседа. Как и везде, разговор велся на хорошем английском. Выяснилось, что этот бизнес является сезонным. Все необходимое для жизни и работы ресторана подвозится морским путем. Попасть в этот «Рай для яхтсменов» посуху невозможно!  На зиму весь персонал уезжает в город, а хозяин лишь изредка наведывается проведать свои владения. Как мы поняли, никакого «зимнего» сторожа нет. Постепенно разговор перешел на «мировые проблемы» (как всегда!) и мы узнали, что наш хозяин - верный марксист-ленинец, искренне считающий, что лучший способ общественного устройства - социализм. Показав неплохую осведомленность о состоянии мировой экономики, он порекомендовал России не рассчитывать только на высокие цены на нефть и газ, а развивать собственную промышленность. При этом добавил, что, хотя Россия и Турция на протяжении нескольких веков воевали друг с другом, сегодня мы должны держаться вместе, что бы противостоять американскому империализму. Словом: «Америка - плохо, Россия и Турция - хорошо!»...

6.                              Спасательный плот - последняя надежда яхтсмена.

Кому из Вас, господа яхтсмены, доводилось пребывать в море на спасательном плоту? Надеюсь, никому. А вот группе студентов нашей яхтенной школы пришлось «вживую» пройти процедуру его использования. Правда, произошло это в соответствии с заранее намеченном планом. Итак, как известно, спасательный плот входит в обязательную комплектацию всех судов, выходящих в море. Разумеется, есть он и на чартерных яхтах. Однако, как правило, мало кто из яхтсменов знает, как правильно им пользоваться. Именно для повышения безопасности наших студентов впервые в практике яхтенной школы и было проведено специальное занятие по его использованию. Дело было в первый день нашего пребывания в Мармарисе. После небольшого плавания в бухте, знакомства с яхтой и овладения начальными навыками управления парусами, мы встали на якорь недалеко от набережной, по которой прогуливались отдыхающие. Достали сумку с плотом, привязали к яхте, дернули за веревочку... С легким шипением плот начал разворачиваться и принимать положенную ему форму. Постепенно обрисовались контуры днища, крыши, появился входной лаз. Наконец процесс надувания закончился, и капитан дает команду: «Экипажу перейти на плот». Надо добавить, что всю процедуру снимал на видео один из студентов школы, «в миру» профессиональный оператор.

Забираемся в лаз, стараясь не замочить ног. Хотя плот рассчитан на шестерых, уже втроем нам было довольно тесно. Однако «жить захочешь, не так раскорячишься ...». Начинаем осматриваться и обживаться внутри. Под ногами ходуном ходит резиновый пол, солнце начинает нагревать крышу. Душновато, но жить можно. Разбираем принадлежности плота: весла есть, рыболовные снасти есть, устройство для сбора дождевой воды есть ... . Надо заметить, что для тренировки мы использовали не сертифицированный  плот. Поэтому мы не ожидали увидеть полный комплект снаряжения, положенный по правилам. Посидев в плоту несколько минут, засняв на видео все, что нужно, возвращаемся на борт «Ауриги». Ощущения смешанные. С ужасом думаю, как должны чувствовать себя люди, которым приходится в экстремальной ситуации пребывать в таком плавсредстве много дней. С другой стороны, при спасении собственной жизни о комфорте не думаешь.

В это время над нами пролетает вертолет. Сначала в одну сторону, потом в другую. Возможно, кто-то увидел наши упражнения с плотом и решил сообщить в береговую службу спасения. Однако, увидев, что мы спокойно стоим на якоре возле берега и не подаем никаких сигналов бедствия, вертолет улетел. А мы было подумали, что это тоже часть тренировки и сейчас начнется отработка техники спасения с помощью вертолета! Возвращаемся в марину, ведя плот на буксире. После швартовки слышим от проходящих по причалу яхтсменов реплику на русском языке: «Вот так ходят в Мармарисе - со спасательным плотом на буксире!». Но мы не улыбаемся, потому что уже знаем: спасательный плот - последняя надежда яхтсмена!

7.                              Рассвет в море.

В ночном переходе моя вахта была последней, предрассветной. Я встал за штурвал в пять утра, когда небо на востоке начало неуловимо светлеть и слева по борту обозначилась линия прибрежных гор. Проверив, что яхта идет нужным курсом, опасностей никаких нет, наш инструктор отправляется спать, попросив разбудить его за пятнадцать минут до швартовки. Я остаюсь один. На меня надет спасательный жилет со страховкой. Когда  находишься в море один, да еще ночью, это отнюдь не лишний элемент экипировки.

Перед самым рассветом похолодало, и поднялся довольно сильный ветер с берега. Однако я не решился ставить паруса в одиночку, а будить команду не хотелось. Так и шел дальше под мотором.  И вот на востоке показалась багрово-красная точка. Солнце! Через несколько секунд точка превратилась в небольшую черту и стремительно начала увеличиваться в размерах. Постепенно из-за горизонта выплывает солнечный диск. Он еще не слепит глаза, но выглядит весьма внушительно. Вокруг никого - на яхты, ни корабля, ни лодки. Даже птиц не видно. Непередаваемое ощущение единения с природой: кажется, что ты один во всей Вселенной. Начинаешь понимать яхтсменов-одиночек. Наверное, именно ради таких моментов они и рискуют жизнью, уходя в океан. И если в Книдосе было ощущение провала во времени, то сейчас представляется провал в пространстве. Не вериться, что где-то там есть большие города, автомобильные пробки, суета в метро, деловые хлопоты ... . Понимаешь, что это и есть та жизнь, к которой стремился все эти годы. Ветер начинает стихать. Солнце уже начинает припекать и приходится сначала снять куртку, а затем и легкий свитер. Слева по борту хорошо видна береговая линия. Визуально определяю мыс, за которым находится вход в нашу марину. Проходим поворотную точку, и я вижу на берегу знакомые очертания ресторана и гостиницы. До швартовки пятнадцать минут. Иду будить команду.

Начинается новый день ...

 Федюшин Михаил