+7 (499) 409-409-0
?Катамаран XENIA
О знаменитой IYT. Лаудердэйл
Florida 2007

В отличие от РИА вопрос с выбором школы IYT решается просто. IYT является централизованной организацией с головным офисом в Лаудердэйле. Головная школа задает и контролирует стандарты обучения. Остальные яхтенные школы по всему миру являются партнерскими яхтенными школами.

На этот раз моей задачей было изучение методик преподавания IYT и получение сертификата инструктора, соответственно, дорога мне была в головной офис и выбирать, по большому, счету было не из чего. На сбор документов для визы и ожидание интервью ушло около двух месяцев. Я с полной ответственностью подошел к сбору необходимых документов в посольство, так что даже сотрудники «Пони-Экспресс» с восторгом показывали друг-другу мою папку с аккуратно подобранными бумагами и одобрительно цокали языком. Само интервью в посольстве заняло не больше 5 минут.

На мой запрос в головной офис об оптимальном времени прибытия и схеме проезда до штаб-квартиры, я получил ответ, подписанный Марком Фраем — президентом IYT (не путать с Максом Фраем), которое первоначально чуть не выбросил в папку со спамом.

Марк поздравлял меня с получением визы и просил не беспокоиться, так как либо он, либо кто-то из сотрудников офиса встретит меня в аэропорту и после размещения в гостинице отвезет меня на ужин, где я буду представлен к большому американскому стэйку и пиву! За неделю до вылета в Майами, выяснилось, какое большое количество друзей у меня есть там, и как сильно они хотят меня в гости, что мне оставалось только поменять билет и вылететь на неделю раньше. В офис IYT я явился в пятницу на своем автомобиле и думаю, немало порадовал ребят, что им не придется ломать свой уик-енд, встречая меня в аэропорту и организовывая мою культурную программу.

 

Головной офис и размещение.
Офис расположен в Форт-Лаудердэйле, недешевом районе Майами, занимая весь второй этаж в современном офисном здании. Солидная часть паркинга перед зданием имеет специальную разметку «яхтмастер тренинг». После беседы в кабинете президента Марк и Крис радушно показали мне свои владения.

 

Внутреннее пространство этажа разделено на помещения стеклянными стенами, иногда затененными жалюзи-шторами. Самое большое и светлое помещение в офисе — комната отдыха или кают-компания. Здесь студенты и преподаватели могут посмотреть электронную почту на одном из двух компьютеров, специально отведенных для публичного использования. Есть кофе-машина и чайник, холодильник, где можно хранить продукты. Есть удобные кожаные кресла и диваны, где можно отдохнуть между занятиями. Несколько досок объявлений с предложениями аккомодации, дополнительных курсов, яхт «бу» и предложениями вакансий. Кают-компания открыта 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

Далее обходя против часовой стрелки, по просторному коридору — ксерокопировальный центр, секретариат, бухгалтерия, учительская, класс «Оушен-яхтмастер», кабинет президента, класс «Оффшор-яхтмастер», тренажеры ГМДСС, тренажеры радара, просторная камера хранения. Меня представили персоналу офиса. Весь персонал от секретаря до преподавателей носит фирменные белые рубашки с коротким рукавом и логотипом компании.

Наличие именных бэйджиков облегчает запоминание и обращение по именам. После экскурсии по офису Крис отвозит меня в мои аппартаменты. Путь от резиденции пешком занимает меньше времени, чем на автомобиле из-за нескольких светофоров на перекрестках. Я располагаюсь в небольшом мотеле «Бридж». По сути это несколько одноэтажных бунгало обнесенных невысокой кирпичной оградой с бассейном посредине и обязательным мангалом для барбекю под разлапистыми бананами. Во дворе меня радостно встретила большая черная собака. В бассейне копошились студенты-дайверы, а на заборе в полуметре от моей двери сидела внушительных размеров игуана, с которой я очень скоро к восторгу и изумлению хозяина отеля подружился.

Уик-енд я провел в бунгало за учебниками, которыми меня снабдили Крис и Марк.

 

Береговой курс IYT
Занятия в учебном классе начинаются в 9 утра. На столах в классе разложены учебники, инструмент, карты, тетради. Место каждого студента обозначено именной табличкой, стоящей на столе.

 

Нашего преподавателя зовут Боб. Внешностью и манерой изложения материала он напоминает наших университетских профессоров. Он окончил военно-морское училище, прослужил штурманом много лет на картографическом судне, до того как занялся яхтами и отучился в школе РИА на яхтмастера.

(Кстати отметить, в РИА ему не было никаких скидок на богатое морское прошлое.

— Просто учись как все! — Отвечали ему во всех школах РИА.

И Боб учился как все. Учился тому, что, как считал, уже умеет делать в совершенстве.

Учился, стиснув зубы, потому что это единственный способ — отучиться, как это положено! )

Боб просит нас по очереди представиться и рассказать о себе, своем опыте и планах.

Затем мы запоминаем имена друг друга. Первым называет свое имя Боб, следующий называет имя Боба и свое, третий всех предшествующих и свое, так до тех пока все не оказались вовлечены в этот круг и не назвали всех по имени по нескольку раз. Затем все расходятся по классу и здороваются друг с другом за руку, приветствуя друг друга по имени. После этого все рассаживаются и с полным вниманием готовы слушать профессора.

На следующие несколько дней я погружаюсь в очаровательную ностальгию студенческих времен. Атмосфера яхтенной школы удивительно похожа на университетскую. Величественная тишина аудитории наполняется увлекательным, артистичным повествованием профессора и пронизана почтительным вниманием студентов, которые, тем не менее, готовы пуститься со щенячим азартом в дискуссию с седым мэтром. Одно это ощущение, что ты вновь студент уже с лихвой окупает два месяца бумажных волокит с визой и 10000-мильный перелет на другой край земли.

Весь курс занимает 5 дней. Занятия начинаются в 9 утра и продолжаются до 5-7 вечера, в зависимости от скорости усвоения нами материала. Во всяком случае, ни мы, ни Боб не уходим из класса до тех пор, пока весь запланированный на сегодня материал не будет рассказан и закреплен необходимым количеством примеров. Периодически Боб устраивает нам переменку на 5-10 минут, что бы мы могли отдышаться и попить кофе. Любой из нас, чувствуя перегруз, имеет право затребовать у преподавателя кафе-брэйк. Чашка чая или кофе на столе не является нарушением учебного этикета. А вот с сотовыми на время занятий приходится расстаться, и все поголовно студенты безропотно переводят телефоны в режим молчания. Более того, за все время курса никто из них ни разу не рванулся с места с мобилой на перевес, что бы уладить какие-то срочные вопросы в коридоре. (А может у них просто нет срочных вопросов?)

Курс четко разделен на три логических блока:

  • Предупреждение столкновений
  • Навигация
  • Метеорология
Каждый день заканчивается получением домашнего задания. Каждое утро начинается разбором и тщательной проработкой домашнего задания. По окончании каждого блока на следующее утро нас ждет контрольная по данному блоку, бесстрастно оцениваемая по баллам. Время на решение задания ограничено 1 часом. Не набравшие нужного количества баллов (надо сказать, таких не мало) договариваются о пересдаче с преподавателем. По окончании всего курса — общая контрольная работа на 3 часа.

 

Манера изложения Боба увлекательна и артистична. Он выводит простые и практически значимые вещи из исторических и теоретических примеров. Он хорошо держит обратную связь, часто обращаясь к нам по именам и задавая вопросы по только что рассказанному материалу. Помимо всего прочего, внешность бывалого морского офицера подчеркивает его обаяние и шарм. Я с удовольствием слушаю его лекции, делая пометки в тетради и записывая все занятие на диктофон. Было бы время прослушивать эти записи вечером!

Правила предупреждения столкновений изучаются до фанатизма. Тексты заучиваются целиком. Студенты на выходе могут наизусть рассказать любое правило, как минимум тут же рассказать содержание, например, правила № 5 или № 13. Тестовые вопросы содержат как пересказ правил, так и предлагают некоторые ситуации схождения с необходимостью выбрать правильное поведение в этой ситуации.

Навигация. Здесь мы знакомимся с основными понятиями: времени, курса, расстояния, позиции. Учимся считать приливы - отливы согласно американской системе, (она несколько отличается от английской) привыкаем мерить глубины в футах и не бояться лорановской разметки на картах (она все еще встречается на картах изданных в Америке).

Метеорология. Помимо модели образования типичных паттернов погоды, важное внимание уделено образованию тропических циклонов их поведению, признаках приближения и тактике уклонения от них. Оно и понятно, с мая по ноябрь здесь знают не понаслышке об этом грозном явлении природы.

 

Быт и Досуг
Как такового досуга у студента IYT нет. По завершении учебного дня наша группа расходится по отелям и апартаментам. Ни с кем из однокашников я так и не общался в неучебное время.

 

В обед я бегаю домой, чтобы покормить игуану, которая живет за наличником моей двери. Мы оба с нетерпением ждем этого момента каждый день.

Супермаркет расположен по пути из офиса к мотелю. В семь вечера в сумерках я возвращаюсь домой, освежаюсь в бассейне, ужинаю запасами их холодильника и... Сажусь за решение заданий. Поднимаю голову от книг около 2- 3 ночи. Вот и весь быт с досугом.

 

Формальности.
Как и РИА, IYT предъявляет четкие требования к кандидату на получение квалификации яхтмастера:

 

КвалификацияМорской стажВид экзаменаНаличие сертификатов
Coastal 800 миль
30 дней, включая 2 дня как шкипер
12 часов ночной вахты
курс может быть пройден до того, как пройден нужный ценз, но сертификат будет выпущен только после его подтверждения
Практический Наличие легитимного сертификата IYT предшествующего уровня (бербот) позволяет уменьшить ценз до 500 миль
Offshore 200gt
50 дней в море как член команды
3000 миль должно быть набрано круизами, а не однодневными выходами.
Как минимум 2000 миль должно быть набрано не океанскими пассажами
как минимум 5 переходов длиннее 60 миль
Теоретический и практический Медицинская справка
4 сертификата по конвенции: медицинская помощь, борба с огнем, плоты и шлюпки, выживание в море.
Ocean 600 миль одним океанским переходом Астронавигационные наблюдения и отчет – план океанского перехода Наличие действующего сертификата «оффшор»

Все необходимые формы были заполнены мной еще в Москве. К уже знакомым читателю сертификатам первой помощи и оператора УКВ, добавились еще сертификаты по борьбе с огнем, плотам и шлюпкам и борьбе за живучесть судна. Все эти сертификаты я получил еще в Москве в центре МГАВТ и теперь чувствовал себя фамильярно со всеми формальностями и бумажными требованиями. Правда, медицинский сертификат мне пришлось получать у местного терапевта. Помимо проверки зрения и слуха мне предложили пройти еще и драг-тест.

Помимо вступительных форм, кандидату представляется подписать еще несколько документов:

Меморандум личной безопасности. Здесь кандидат утверждает, что осознает все риски и опасности, вытекающие из специфики обучения и плавания, имеет медицинскую страховку и обязуется выполнять указания и распоряжения инструктора.Кандидат, случись что, не имеет денежных претензий к IYT.

Порядок проведения занятий. Здесь кандидат соглашается с правилами и распорядком прохождения занятий, обязуется выполнять этические нормы (как то — отключить сотовый, не опаздывать не вести посторонних разговоров и переговоров.) После окончания занятий вернуть наглядные пособия и инструмент в школу, очистить карты от следов работы. После прохождения практики студенты обязуются произвести финальную уборку яхты. (далее полный перечень необходимых процедур). В случае если яхта окажется неубранной — администрация оставляет за собой право остановить или отменить выпуск сертификатов для всей группы.

 

Студенты IYT
В классе со мной было около 10 человек. Помимо России в интернациональной части группы был представитель Зимбабве, Новой Зеландии, Великобритании. Возраст студентов — в основном молодой 23-30 лет. Сью представляла женскую часть нашего сообщества. Все ребята учатся упорно и напряженно. Следует, правда отметить, что далеко не все из них с первого захода проходят тестовые задания (контрольные). Судя по тому, что я увидел на практике, многие из них не имеют богатого яхтенного опыта. Например Сью, она ходила только в качестве члена команды на большой моторной яхте.

 

Для продвижения по карьере ей требуется получение яхтмастера, можно сказать, капитан направил ее на повышение квалификации. Еще двое ребят — Рич из Майами и Джеф из Англии тоже проявляют неуверенность во время маневрирования и швартовок. Но до практики надо еще дожить. После контрольной по всему теоретическому курсу два дня отведено на пересдачи. Для меня это были просто два дня выходных в Майами. Русские друзья попросили меня протестировать 26 футовый катер. Так что мне представилась неплохая возможность увидеть акваторию еще до начала практики.

 

Флот IYT
В воскресенье мы собираемся в кают-компании офиса с вещами. Опять таки напрашивается аналогия с университетом — простая походная одежда, кеды, рюкзаки или спортивные сумки, — прямо на картошку в подшефный колхоз! Подшефное хозяйство — два судна с труднопроизносимыми для русского слуха названиями «Celtic Mist» и «Celtic Warrior». Они и составляют базовый учебный флот. Кельтский Туман — пожилой Sun Odyssey 42, Кельтский Воин — 40-футовая моторная яхта дизайна 70-х. В контексте уверенной вальяжной осанки Боба название Кельтский Воин вполне оправдывает себя. Наш Sun Odyssey выглядит потуманнее. Зато, мы с комфортом размещаемся по четырем каютам. Я и инструктор занимаем две кормовых каюты, Сью — правую носовую, Рич с Джефом — левую носовую. Грот и стаксель на закрутке, стандартный набор навигационных инструментов, лаг не работает. Яхты ошвартованы в каких то глубинных закоулках каналов, где я их не когда бы не нашел среди тысяч других.

 

 

Акватория Майами
Фактически, Майами — это американская Венеция. Строение 90 процентов улиц выглядит так: Канал, по краям которого идут два ряда домов. За домами дорога. Через дорогу — ряд домов, затем канал. И т.д. Эти каналы-переулки соединены в более широкие улочки те в свою очередь втекают в центральные артерии, которые подходят к Интракостал Вотерс (Внутренний водный путь)

 

ВВП — длинный прямой канал, тянущийся на сотни миль вдоль побережья океана и отделенный от океана узенькой косой, на которой возвышаются модные кондоминиумы, гольф-парки и зоны отдыха. По ВВП идет непрерывный поток судов перевозящих разнообразные грузы. В районе портов ВВП соединяется с океаном.

На яхте вы можете зайти в самые закоулки Майами. При такой водной сети сообщения только генетическая любовь американцев к Автомобилям заставляет их перемещаться по городу не по каналам. Хотя, надо отметить, что яхт в каналах Майами ошвартовано очень много, в основном — моторных. Каналы не изолированы от океана шлюзами, и дважды в сутки вся эта сеть оживляется длинной приливной волной. Скорости течения в каналах до 2-2,5 узлов перепады глубин — не большие -1-1.5 метра.

Тем не менее, отправляясь путешествовать по Майами на Яхте, приходится спрашивать совета у приливно-отливных таблиц. Другой фактор, который надо учитывать — большое количество мостов. Большая часть из них разводится по запросу на указанном канале УКВ. Самые напряженные по трафику автомобилей мосты разводятся по расписанию — раз в час. С латеральными марками не все так просто. На внутренних водах мы имеем привычный буояж. (зеленый справа, красный слева). А вот начиная с ВВП, мы оказываемся в зоне «IALA» и разметка каналов переворачивается. Нужно четко представлять, где на карте происходит переход от внутренней разметки к разметке IALA, что бы избежать конфуза. В районе портов — очень интенсивное судоходство, масса огней, знаков навигационной обстановки (Американцы почему то стараются избегать использования кардинальных марок). Бискайский залив (есть в Майами свой Бискайский залив) — очень неглубок, имеет каменистое дно и размеченные вешками каналы для мелкого судоходства. Острова Ключей (Keys) уже напоминают Карибские острова.

 

Практика
Практика занимает 3 суток. Стандартные упражнения: Подбор буя, швартовка, определение места по двум пеленгам, человек за бортом. Постановка на якорь. Дополнительно мы встречаемся со второй яхтой, что бы отработать способы буксировки. Каждую свободную минуту народ зубрит ответы на вопросы для подготовки к экзамену. По очереди мы становимся капитанами и прокладываем маршрут до следующей заданной точки. Из трех стоянок — все три — на якоре. Учебный день заканчивается поздно. Вечером традиционная паста. После этого начинается зубрежка по новому кругу.

 

Инструктор задает тон, поочередно адресуя одному из нас очередной вопрос. Стоит отметить, что наш инструктор имеет достаточно поверхностное представление о парусных яхтах. Он занимается перегоном моторных яхт. Почему его поставили инструктором на парусной яхте — для меня остается вопросом. С первых же шагов я понял, что он не имеет опыта маневрирования на парусной яхте.

Мы были в центре Лаудердэйла, инструктор хотел показать нам швартовку лагом с подходом против течения, но развернуть яхту не смог. Яхта беспомощно бегала поперек канала взад-вперед, а течение неумолимо несло нас к закрытому мосту. Увидев, что происходит, я попросил разрешения инструктора заменить его на штурвале. Первая ошибка была в том, что он пытался развернуть яхту против заброса кормы. Вторая, что он поспешно перебрасывал штурвал сразу после подачи заднего хода, не дожидаясь пока яхта пойдет назад. Как я понимаю, обе этих ошибки вытекали из его опыта маневрирования на моторной яхте, которая ведет себя в подобной ситуации несколько иначе. С этого момента, Инструктор фактически делегировал мне свои полномочия касательно всего, что было связано с маневрированием, швартовкой и парусами.

На практике я еще раз убедился в неготовности американцев действовать в нештатной обстановке (не всех американцев, сделаю оговорку). Мы находились где-то в центре Биская, когда после поворота оверштаг Рич обнаружил в салоне воду. Сью держала штурвал. Я работал со шкотами. Джеф нырнул в салон, чтобы помочь Ричу. Инструктор налег на ручную помпу, я принимал и выливал за борт очередное ведро полное трюмной воды. Вода все прибывала. Во взгляде инструктора читалась растерянность. На мой вопрос «соленая или пресная вода?» ребята отреагировали как на шутку. Я сунул палец в ведро и попробовал воду на вкус. То что вода была пахуча и мутна было не столь важно. Главное, что она оказалась соленой. Я отправился в обход по технологическим отверстиям и быстро обнаружил открытый кингстон в туалете по левому борту. Кто-то снял неисправную душевую помпу. А еще кто-то другой открыл вентиль. После поворота в это отверстие напрямую стала поступать забортная вода. Остатки воды не составило труда убрать черпаком и губкой.

Человек за бортом. Инструктор объяснял это упражнение по бумажке. Я показал свой вариант с двумя оверштагами. В итоге, ребята доверились авторитету инструктора. И отработали возвращение к Оскару через фордевинд.

 

Культура общения
Речевой этикет на практике IYT несколько попроще, чем в РИА, тем не менее, оказав кому либо услугу не стоит игнорировать проявления благодарности со стороны того, кому эта услуга оказана. Мне так и не удалось разрушить имиджа грубоватого русского варвара, не очень вежливого, но в целом, хорошего.

 

Другим элементом культуры американцев является культура питания. При всем желании, я не смог бы впитать эстетику сэндвичей, с их тонко нарезанными слоями ветчины, сыра и незаменимым арахисовым маслом. Вся эта конструкция торжественно подается на тарелке. В рот сэндвич не входит никак, майонез стекает по щекам, ветчина и сыр вываливаются наружу. При этом надо держаться с важным видом и благородным достоинством, как на приеме у английской королевы. Запивать это все надо пепси или кока-колой. Несколько раз ребята спрашивали приготовить что-нибудь традиционно русское. Я увильнул, опасаясь, что эстетика дымящегося борща будет им так же дика как мне культура сэндвичей и хот-догов.

 

Радиопереговоры
Эфир Майами насыщен радиопереговорами. В основном это ситуации расхождения коммерческих судов и запросы на разведения мостов. В Бискае мы приняли сигнал Секюрите, в котором сообщалось о выполнении работ по установке знаков и необходимости держать скорость не выше 3 узлов в данном районе. Вскоре мы увидели баржу, забивающую сваи. Так же увидели несколько моторных яхт, на полном скаку идущих в канале мимо работающего судна. С баржи прозвучало 5 коротких сигналов, две из яхт проскочили, не обратив на это внимания, последняя сбросила скорость. Тем не менее, волны окатили баржу, и сваебойный молот еще долго чертил угрожающей амплитуды синусоиду в лазурном небе мексиканского залива. Пару часов спустя мы приняли еще один курьезный радио-диалог. Вернее половину диалога — монолог костгарда:

 

(Примерное содержание радиоперехвата в паре миль от входа в порт Эверглэйд)

 

Coast Guard: где вы находитесь?
Unknown Noname: №%;:?*()_(*?:%;%:*?(
(шипение в эфире — радиостанция не берет сигнала их бортовой радиостанции)
CG: Вы далеко от Эверглэйда
UN: ;?:%*?)*?)*?*?)?:;:%%;%;;:%
CG: Какие строения вы видите?
UN: *)()(?%:%;%:(*?(*)(*?(*?%
CG: Как долго вы шли от порта
UN: *?:*(:%:%№;:?*(_)(*?:%;%:*?(
CG: Какого размера яхта?
UN: ?(_)()(*:%;№;%:*?()_
CG: У вас есть ГПС? А компас?
UN: (?*?;:%?*(?_)+(*?:%;;:*?(_)
CG: Где ваш капитан?
UN: +)_(*?:;%:*?(_)+)(*?:%;:*?()_
И далее в том же духе в течении полчаса а затем:
CG: Пан-пан, Пан-пан, Пан-пан... Где-то в районе порта Эверглэйд, яхта, предположительно моторная, предположительно 30 футов длины, предположительно белая, предположительно 5-10 человек на борту, если кто видит, сообщите координаты.

 

Воображение рисовало картинки в стиле Мак-Мерфи, где буйный псих увел группу из гнезда кукушки на рыбалку на первом встречном катере. Благо у американского костгарда невозмутимости и терпения хватает для подобных мореплавателей.

 

Экзамен
Экзамен занял гораздо меньше времени, чем в РИА.

 

Джо, так зовут экзаменатора — яхтмастер РИА. Он весомо и представительно взошел на яхту, распорядился насчет чая и бутербродов, а затем перешел к начальному собеседованию с нами. По очереди, мы рассказываем ему и присутствующим о своем опыте и планах.

От причала Яхт-клуба мы отходим в 9 утра. В 10 мы уже выходим в океан. Несколько маневров, подход к бую на парусах. Я вижу, что для ребят это действительно трудное испытание. Сью множество раз делает пике на буй всякий раз то не доходя до него, то проскакивая на полной скорости. После очередной неудачной попытки она мучительно маневрирует, чтобы выйти на пике снова. Мы напряженно молчим, не имея возможности помочь ей. Подход к упавшему за борт через фордевинд вызывает решительную критику со стороны экзаменатора.

Рич и Джеф на ходу перестраиваются. В 13 часов мы проскакиваем обратно в ВВП и затем идем в глубину лабиринтов каналов в заброшенные доки, где демонстрируем подход лагом и кормой. Сью снова теряется, так и не разобравшись с забросом кормы. Она не слушается руля! — в отчаянии восклицает Сью, в третий раз промахиваясь мимо причала. Мы ни чем не можем помочь ей. В 15 часов мы уже швартуемся в закоулке канала, там, где мы стартовали 4 дня назад.

Час у нас уходит на финальную уборку яхты. После этого мы отправляемся в офис. Оказывается, экзамен еще не закончен.

 

Разбор полетов
Мы нервно ожидаем своей очереди на собеседование, которое Джо проводит с глазу на глаз и которое занимает не меньше полутора часов на каждого студента. За это время он досконально опрашивает претендента по перечню вопросов, проверяя еще раз теоретические знания, разбирает ситуации, возникшие во время экзамена, сам пишет подробную характеристику на студента, которую дает прочитать и обсудить, если у студента остались вопросы.

 

Я захожу в класс последний. Мы долго беседуем с Джо, главным образом о моих планах, о яхтинге в России, он отмечает плюсиками все теоретические графы, несколько вопросов по правилам предупреждения столкновений. Мое корявое переложение оригинального текста вызывает его мягкую улыбку.

«То что называется правилами предупреждения столкновений, является международным оригинальным текстом, составленным на пяти языках в том числе и русском» — говорит Джо.

«Этот текст имеет силу международного закона, следить за соблюдением которого согласились все морские державы. В любом случае, вернувшись к своим студентам, ты будешь раз за разом возвращаться к этому тексту, пока буква и суть этого документа не станут для тебя твоим морским естеством, пока ты не начнешь говорить языком этого документа, как на Русском, так и на Английском. Так что пусть в море и в классе с тобой всегда будет эта книга»...

 

Завершение
Наш экипаж распался быстро и стремительно сразу по окончании собеседования. Я не знаю достоверно, кто из моих однокашников прошел этот уровень, а кто нет. По моим предположениям, Рич и Джеф — да, Сью, я думаю — нет. Мы полакомились чипсами и пивом, принесенными Ричем, и расстались, пожелав друг-другу семь футов под килем.

 

На английском это звучит гораздо лаконичнее: Good luck!

Алексей Панасенко
Национальная Ассоциация Шкиперов