+7 (499) 409-409-0
Моя практика в Яхтенной Школе

Шум ветра заглушал скрип мачт, уходящих в мрачные, свинцовые облака. Огромные волны, соревнуясь друг с другом, ритмично ударялись о безвыходно подставленный борт нашей бригантины... Проклявшие всех и вся матросы, перекатывались с места на место по главной палубе, из последних сил, выполняя команды сурового боцмана. Казалось, мыс Горн уже не отпустит наш корабль из своих судьбоносных объятий... Топот ног, всходящего по трапу в кокпит Auriga, человека, прервал глубокий, похожий на детский, в смысле наполненности событиями, сон.

Было семь утра. Возврат из прошлого, казавшегося таким правдоподобным, прошёл быстро и мы с товарищами по яхтенной практике с воодушевлением начинаем новый день на яхте Auriga, замечательного круизного проекта Bavaria 36. Утренние водные процедуры с купанием желающих в чистейшей прохладной воде Средиземного моря, приготовление завтрака, традиционно-вежливое раскланивание с иноземными соседями, стоящих рядом яхт...и вот следующий учебный выход до указанного, всевидящим инструктором, пункта. С погодой везёт изо дня в день, исключение составляет неуверенный в себе, постоянно меняющий направление и силу, ветер. С инструктором повезло с самого начала теоретического обучения в Москве, с братьями по счастью проходить практику в столь неординарном месте Турции, тоже. Новый отрезок маршрута проложен накануне вечером, уже знакомые почти «до боли», иллюминаторы в каютах и краны в системах газо- и водоснабжения закрыты.

Мы выходим...

Что день грядущий нам готовит? Сколько поворотов оверштаг и фордевинд мы сделаем сегодня, заставляя присмиреть разудалый, пытающийся выбиться из рук, стаксель? Каким будет место новой швартовки? — Муринг? Кормой? Лагом? Многие, из вышеупомянутых слов, значение которых раньше виделось весьма расплывчато, посчастливилось узнать ещё в весенней, вздохнувшей после зимнего полузабытья, Москве. Ежедневные теоретические занятия, в располагающем к «познанию непознанного», классе в Национальной ассоциации шкиперов, не прошли даром. Бегущий такелаж готов к безустанному бегу. Стационарная и переносная радиостанции настроены на аварийный 16 канал. Включен радар... Места стоянок и линия берега, словно на картинах парижского периода жизни Ван Гога — одно другого ярче. Маслянистая, ленивая вода, благодушного в это время, Средиземного моря. Удобная, уютная, гармонично продуманная лодка... Всё это, враз, заставляет забыть об оставленных в обильно политой дождями, холодной Москве, житейских и рабочих неурядицах. Словно прилежные первоклашки, из раза в раз сверяем курс с, начертанным на карте, вглядываемся в эхолот и радар. Проверяем поправки на вариацию, пеленги, изобаты... Несколько занятий с потрясающе харизматичным, картинно спокойным, инструктором, по совместительству создателем и идейным вдохновителем НАШ (Национальной ассоциации шкиперов), не оставляют сомнений: Смогу! Буду «летать»!

Ежедневная практика — хождение под парусом, навыки навигации, спасение резинового буя по имени Оскар, бескомпромиссные упражнения по швартовке яхты в разных вариантах — и вот уже мы вызываем аплодисменты ревностно наблюдающих за нашими трудами, шкиперов других, пришвартованных к молу, яхт. Главное не расслабляться, встречаясь взглядом с довольным полученным результатом, инструктором — впереди ночной семичасовой переход с выходом из, полной подводных камней, узкой бухты по радару и бессонной вахтой с напряженным вглядыванием в ночь... Фантастически красивый, свободный от цивилизации и людей, дикий Saylor Paradise, последний оплот курортной цивилизации Cheftlik с вездесущими русскими ловцами черепашек в прибрежном пятизвездочном клубе-отеле с гремящей до раннего утра, дискотекой. Palamut с бог знает, откуда, взявшимся индейцем на берегу и превосходным национальным ужином и искрящимся в бокале, красным вином у вечернего прибоя. Встречающий тысячами огней, вечерний Бодрум, с довольно добродушной теперь, крепостью, защищавшей в прошлом вход в бухту. Всё это и много другое заставляет раз за разом прокручивать в голове строки песни, ставших классиками русского рока, «машинистов» — «Я сюда ещё вернусь, мне бы только выбрать день...» Стремительно приближается день возвращения на место приписки Auriga — марины Мармарис.И мы уже наперебой рвёмся к штурвалу, управлению гротом и стакселем, прокладке маршрута. Даже очередная утренняя вахта с обязательной готовкой завтрака и мытьём посуды уже не кажется утомительной нагрузкой и расплатой за полную приключений, моря и солнца, яхтенную жизнь. Яхта уже родная, бегучий такелаж уже не бежит «непонятно куда».Команды поочерёдно назначаемых капитанов выполняются чётко и «с понятием». Минус один — всё быстро кончается. Как результат — производимые самостоятельно — «в одно лицо», повороты со сменой галса под парусом, практически безапелляционные швартовки в узких парковочных каналах, переполненных яхтами, городских марин. Бескрайние планы предстоящих походов в самом ближайшем будущем. Ощущение полной уверенности в дальнейшей шкиперской карьере под присмотром строгих и мягких, снисходительных и настойчивых «родителей» из ставшей почти родной семьи — Национальной Ассоциации Шкиперов. В сухом остатке — заказ яхты через три недели после возвращения «на бис» с походом для детального изучения «первооткрытого» в шкиперской практике маршрута Мармарис-Бодрум.

«Я сюда ещё вернусь...» Увидимся!! Auriga!!...

 Ринат Даянов